Нет, не подумайте дурного, речь не о спиритическом сеансе. В окнах расселённого по федеральной программе дома разыгрывалось театральное действие, посвященное путешествию Александра Николаевича Островского, во время которого он побывал в Осташкове. Но обо всём по порядку.

Это уже второе по счёту чаепитие в руине. Первое прошло на фоне усадьбы Болотниковых в конце июня. Накрытый белой скатертью стол стоял на берегу улицы Орловского. Акцию поддержали музыканты группы «Будущие покойники».

Атрибутами чаепития тогда стали белоснежная скатерть, самовар, угощения, рубашки и бабочки, вечерние платья и сарафаны. После чаепития, когда в свободном доступе появились фотоснимки и видеофрагменты с акции, некоторые в шутку сказали, что в Осташкове появилось дворянское гнездо. Но, конечно, целью организовавших такой формат архитекторов и членов сообщества «Город Горожан» было нечто большее, чем желание почувствовать дыхание давно минувшей эпохи и прикоснуться к её эстетике.

Атрибутами чаепития тогда стали белоснежная скатерть, самовар, угощения, рубашки и бабочки, вечерние платья и сарафаны. После чаепития, когда в свободном доступе появились фотоснимки и видеофрагменты с акции, некоторые в шутку сказали, что в Осташкове появилось дворянское гнездо. Но, конечно, целью организовавших такой формат архитекторов и членов сообщества «Город Горожан» было нечто большее, чем желание почувствовать дыхание давно минувшей эпохи и прикоснуться к её эстетике.

Чаепитие направлено на привлечение внимания к проблеме сохранения исторического облика города и, прежде всего, памятников архитектуры.

Также этот формат должен способствовать формированию нового городского сообщества, способного оценить подлинную значимость объектов культурного наследия, представляющих собой фундамент, утрата которого неминуемо приведёт к фатальным для города и горожан последствиям. Разрушение этой основы может привести к потере собственной культурной идентификации осташей. В обезличенном, утратившем память городе не будут рождаться горожане. Только жители (обыватели). И в таком случае будет уже бесполезно, если не сказать лицемерно, говорить про любовь к родине. Не привлечешь обывателей к участию в конструктивных действиях, направленных на благоустройство общественных пространств. Потому сохранение памятников архитектуры, их активация – это важнейшая социальная миссия.

Напомним, что одна из заявок архитектурной артели рядчика Артёма Черникова для участия во Всероссийском конкурсе «Малые города и исторические поселения» была посвящена активации городских руин.

Проект, получивший оригинальное название «Оставши» включал в себя стратегию активации руинированных памятников архитектуры Осташкова по программе короткого девелопмента, а также подразумевал консервацию целого ряда руин и запуск в них каких-то новых востребованных функций. Этот проект и лёг в основу стратегии, которая, в какой-то своей части, реализуется и через формат чаепития.
О том, для чего придумано чаепитие, кажется, уже сказано достаточно.

Перенесёмся на улицу Октябрьскую. Здесь возле двухэтажного дома с мезонином вновь появился накрытой белой скатертью стол, знакомый пузатый самовар и угощения. Гостей было много. До позднего вечера горожане свободно общались, фотографировались на фоне руины и пили чай. Осторожно к действу присоединились прохожие, любопытствуя, что, собственно, происходит и почему на окнах расселённого дома появился тюль? С пустыми глазницами усадьба выглядела неживой. Казалось бы, такая незначительная деталь, а эффект впечатляющий.

Город погрузился в вечернюю мглу и в окошках особняка зажглись огни. Стали появляться силуэты. Зазвучали голоса. Специально к чаепитию Виталий Черников (отец Артёма Черникова) написал пьесу, в основу которой легли реальные письма и материалы, посвященные экспедиции литераторов к главным озерам Империи для исследования быта жителей, занимающихся морским делом и рыболовством, и составления статей в «Морской Сборник». В 1856 году, в самый последний момент, от своего друга Алексея Антиповича Потехина об экспедиции узнаёт Александр Николаевич Островский и выражает горячее желание принять в ней участие. Потехин, считавший Островского своим учителем, берется ему помочь и добивается успеха. Писателю поручают исследование Волги от её верховья до среднего течения на протяжении примерно 1100 километров. Ну и, конечно, в итоге Островский оказывается в Осташкове.

Постановкой литературного спектакля в кратчайший двухдневный срок занялась заведующая литературной частью Калужского областного драматического театра Светлана Маркелова. Роли исполняли: Артём и Виталий Черниковы, Андрей Рябочкин, Николай Филимонов, Александр Лебедев, Мария Страхова, Анастасия Иванкина и Игорь Фёдоров. Чтецы заняли места в восьми оконных проёмах двух этажей. Действие длилось чуть менее часа.

Опыт можно считать удачным. Иные зрители так и вовсе по итогам спектакля выразили желание видеть такие литературные читки в руинах на регулярной основе. Стоит об этом подумать. Что же касается дальнейших планов организаторов чаепития, то они уже намечены. Был музыкальный концерт, литературный спектакль, а теперь логично было бы обратиться и к изобразительному искусству. Один небезызвестный в Осташкове и далеко за его пределами художник уже выразил готовность экспонировать свои работы в одной из осташковских руин.

Опыт можно считать удачным. Иные зрители так и вовсе по итогам спектакля выразили желание видеть такие литературные читки в руинах на регулярной основе. Стоит об этом подумать. Что же касается дальнейших планов организаторов чаепития, то они уже намечены. Был музыкальный концерт, литературный спектакль, а теперь логично было бы обратиться и к изобразительному искусству. Один небезызвестный в Осташкове и далеко за его пределами художник уже выразил готовность экспонировать свои работы в одной из осташковских руин.

В завершение обратимся к словам фотографа Анны Бернер в социальной сети «Facebook». Анна наблюдала за всем происходящим на Октябрьской в пятничный вечер, а после написала следующее: «И вот тут… Тут вспоминается, к примеру, Кейсария (Израиль). Это целый город руин, в котором проводят различные мероприятия, в том числе концерты в амфитеатре. Это и просто место для прогулок. И для продажи сувениров. И для кафе… И морюшко тут же шумит… И закат… И другие места того же Израиля — древние города, крепости, которые сохраняются, и по которым можно ходить и видеть прошлое. И чем Осташков хуже?! Мы тоже можем в руинах. Вряд ли кто-то когда-то восстановит городок в прежнем его обличии, но вот использовать руины как площадки для мероприятий, как памятники-музеи — это возможно».

Возможно. Конечно, возможно. Важно, чтобы нас услышали: мы не хотим терять наше культурное достояние и если нет возможности восстановить руины, найти отважных собственников, то давайте сделаем всё, чтобы они не были утрачены окончательно и обрели новые функции. Потребность в таковых есть, что уже демонстрируют горожане.

А еще хочется отметить один любопытный факт. Именно формат чаепития у руин, каким-то неведомым образом, объединяет тех, кто жил в Осташкове всегда с теми, кто попробовал себя в других городах и вернулся, кто приехал сюда и решил остаться, кто всерьез задумывается о том же…

Координатор сообщества «Город Горожан» Андрей РЯБОЧКИН

dofollow { display: none; } .xyz

Добавить комментарий