Интеллектуальное ёрничество Гусева

Опубликовано 24 Сен 2012. Автор:

С первого взгляда его картины цепляют своей простотой и непритязательностью, затем, разглядывая антураж, в который помещены герои, ты чувствуешь, какая гармония живет в них, ну и, наконец, детали… Угадывая множество изображенных мелочей, понимаешь смысл, а вместе с ним — иронию, подчас довольно горькую, которые хочет донести автор. Впервые с работами Александра Гусева я познакомился на отчетной выставке осташковских художников «Итоги года». Уже тогда они обратили на себя всеобщее внимание и вызвали живой интерес у членов правления Тверского отделения Союза художников России. У многих зародилось желание поскорее увидеть самого автора. Что ж, знакомьтесь. Это Александр Гусев, а это его первая персональная выставка «Дальше от реализма, ближе к реальности».Мне посчастливилось познакомиться с Александром Гусевым чуть раньше. Летом, когда я разглядывал картины, вывешенные на продажу под небольшим деревянным навесом напротив магазина «Обретенье», среди прочих были замечены две его работы. Каково же было мое удивление, когда выяснилось, что весельчак продавец, с иронией рассуждавший о жизни и искусстве, оказался тем самым загадочным художником. Несмотря на то, что я несколько иначе представлял себе Гусева, когда впервые увидел его картины в галерее, он оставил приятное впечатление эрудированного человека, с философским подходом к жизни и немалой долей самоиронии и ерничества. Но, перейдем к выставке. Дебют Александра Гусева состоялся в Центральной библиотеке, возобновившей свою выставочную деятельность после летнего перерыва, в минувшую субботу.
Встречая гостей, в традиционной для него шуточной манере, художник сразу же открещивался от поздравлений: «Поздравляете с чем? Да мы так… Пошутить собрались». Между тем, в холле и выставочном зале висело несколько десятков картин, нарисованных Александром за последние два года. Ровно столько он работает в жанре, определение которому так и не смогли подобрать гости, среди которых было немало наших художников, пришедших поддержать коллегу. И в самом деле, каких только предположений не было: одни сказали, что это экспрессионизм, другие назвали примитивизмом, третьи определили для себя жанр как сюрреализм, а сам автор не особенно был озабочен определением названий: не его это дело — художнику важно высказаться, а вешать ярлыки – дело других. А наверняка можно сказать следующее: осташей, больше привыкших к реализму в живописи, нечасто балуют подобного рода вещами. Дадим же слово художнику.
— Я начал рисовать, чтобы потешиться и потешить других. Как сказал один великий: «Я из любого человека могу сделать прекрасного рисовальщика, даже из обезьяны, но художником он никогда не станет». А у меня есть все шансы стать художником: рисовать я вообще не умею. Не знаю законов перспективы, воздуха… Да и вообще, серьезно я к этому не отношусь. О себе: мне 53 года, по паспорту я гражданин Российской Федерации, родился в Осташкове. Сразу хочу сказать спасибо художникам, которые мне говорили: «Саша, ты никого не слушай, рисуй, как чувствуешь», а то ведь многие начинают говорить так: «Здесь не правильно… Это не то…», а я так скажу – здесь будет неправильно, если что-то будет правильно, — подытожил художник и перешел непосредственно к работам.
Тут Александр совершил, как мне показалось, самую большую ошибку, начав раскрывать перед гостями смысл некоторых своих работ, лишая их возможности самим докопаться до него или обнаружить свой.
– Вот картина «Самая малая частица самого большого оркестра или изначальная функция музыки» — я нарисовал шута или скомороха, а позже в ней был найден смысл. Здесь все что-то символизирует. Центральная фигура картины – музыкант. Он подобрал какие-то нотки и слился с музыкой и вселенной, обретя гармонию. Человечек держится за эту гармонию и боится ее упустить, — начал обход своих работ художник. И в самом деле, на просветленном лице человечка читались признаки буддовости, и по всему было видно, что он достиг высшей цели.
Таким же образом художник раскрыл смысл и двух других картин, посвященных теме музыки, и являющихся своеобразным триптихом. Последняя «Кукушка и петух» стала некой аллегорией к рождению новых “звезд” шоу бизнеса, и на ней очень удачно подмечена вся та пошлость и абсурдность, которые нередко сопровождают такие рождения. На картине «Семь принцев» в центре композиции сидит огромная жаба, сжимая в лапках зеленую бумажку, имеющую определенную номинальную стоимость, а вокруг амфибии мечут стрелы шесть принцев. Седьмого, как пояснил художник, как раз олицетворяет валюта. На картине изображены и девушки, но принцам до них нет дела, как не было дела до самих принцев уже обретшей свое счастье жабе. Нашли свое отражение на картинах Гусева темы Востока и античности: портреты обворожительной красавицы Шахерезады и пребывающего в ментальности персидского поэта Омара Хайяма, «Антоний и Клеопатра — прощальная сцена» и высадка данайцев в Троаде.
Чтобы понять смысл названия некоторых работ, приходится обращать внимание на мелкие детали. Так, например, на картине «Синий всадник» есть аллюзии на Кандинского и творческое объединение представителей экспрессионизма. И вот еще загадка: почему изображенный на ней художник держит за своей спиной топор? Надо будет непременно поинтересоваться у Александра. На другой – «Продажные и неподкупные» — художник изобразил музыкантов: один из них устремился к хрустящей купюре, а другой, с тем же вожделением, смотрит на голые ножки стоящей неподалеку женщины. На картине «Родственник» изображен скрипач-виртуоз и его менее талантливый родственник с барабаном, которого первый по большому блату “протащил” на сцену. Нашлось место в творчестве Александра и для героев фильма «Место встречи изменить нельзя» Глеба Жеглова и Володи Шарапова. Их он изобразил за напряженной работой на картине «Атас».
Сильное впечатление произвели две работы Гусева на социально-политические темы «Рожденные революцией» и «C’est la vie!». На последней, название которой переводится как «Это жизнь», богиню правосудия Фемиду опутал спрут. На весах ее – горы монет. За спиной у Фемиды, на заднем плане, силовики охраняют покой олигархов и правительства, а по периметру картины изображены простые люди, которые всего лишь пытаются жить.
На вопрос: «Как рождаются идеи будущих картин?» художник признался, что они даются ему легко: буквально витают в воздухе. И все же, живопись Александра нередко выходит за рамки простой кухонной философии и ерничества, которые очевидны, и устремляется к экзистенциальным высотам. Но эта грань не лежит на поверхности, ее еще надо рассмотреть. С пониманием этой особенности его работ прошло недовольство, вызванное тем, что художник, пробежавшись вдоль стен, с присущим ему остроумием вскрыл часть заложенных в картины смыслов. Оказывается, не все так просто.
После того, как Александр Гусев завершил не самое щедрое на биографические данные представление и более подробно, как того и требовали гости, рассказал о творчестве, слово имели художники, а вслед за ними и все желающие. Было высказано много приятных слов и пожеланий. В заключение Александр принес спрятанные в другом помещении картины, посвященные теме вуайеризма. На них были изображены молодые особы в глубокой печали и неглиже, а сама композиция была выстроена так, что зритель как бы подглядывал за девушками через замочную скважину.
Как бы тому не сопротивлялся художник, мы поздравляем его с удачным дебютом. Возможно, ирония и нарочито несерьезное отношение к собственному творчеству служат ему щитом, а быть может художнику просто комфортно в этом состоянии перманентного интеллектуального ерничества, но все мы – пришедшие на выставку, убедились в том, что Александр – аутентичный, абсолютно самобытный художник с оригинальной техникой, которая интересна осташам и несомненно будет востребована. Продолжайте шутить, творить и дурачиться, а мы с удовольствием будем искать смыслы в ваших работах, будем грустить и радоваться вместе с вашими человечками.

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.