Театр: больше чем любовь!

Опубликовано 16 Дек 2011. Автор:

После встречи с Сергеем Тихоновым и Людмилой Евсюковой я твердо для себя решил, что любой театр все же начинается с режиссера, а не с вешалки. И теперь попробую это доказать.
В ноябре 1961 года Осташковскому театру было присвоено звание народного. За многие годы, предшествующие этой торжественной минуте, он «перемолол» на своих подмостках сотни сценических образов и жизней.
И вот в его долгой и прекрасной судьбе наступил новый этап, который «народным» зовется.
Причем, вот эти два, сидящих рядом со мной режиссера, выхватили из полувековой судьбы «народного» самый весомый кусочек. В целых сорок шесть лет. Двадцать из них досталось Людмиле Евсюковой, уже почти тридцать — Сергею Тихонову. Поэтому кому как не им есть смысл порассуждать о дне вчерашнем, о дне сегодняшнем и слегка приоткрыть занавес в день завтрашний.
В том, что истина рождается в спорах, я никогда не сомневался. Но театральные споры нечто другое. Здесь совершенно по-разному можно интерпретировать образы героев, навязывая им свой свет, музыку, декорации. И главное, при всем при этом достучаться до сердца зрителя. Заставить его биться в такт с сердцами героев пьесы.
Уже на первых порах знакомства маститой Евсюковой с «безусым» выпускником театрального отделения московского института культуры между ними словно черная кошка пробежала. Стоп!
Как безусым? Были усы! Их по сей день вспоминает Евсюкова: какие-то просто немыслимые были усы, а еще вкупе с ними какая-то не понравившаяся ей улыбка.
И действительно, разве имел право носить все это, немного голливудское, вчерашний советский студент?
К тому же, молодой режиссер имел свои взгляды и смел их отстаивать.
Сама же Евсюкова, прибыв в Осташков после того же столичного института, что и Тихонов, но двадцатью годами раньше, тоже не сразу нашла взаимопонимание с окружавшими ее людьми, строившееся на основе не всегда дружественных эмоций, какого-то недоверия.
Но ведь ее тоже никто сюда не гнал. При распределении запросто могла выбрать уголок послаще. Этому могла поспособствовать и ее московская прописка. Перед выпускницей вполне реально открывали свои двери театры Тюмени и Калинина.
И именно в городе на Волге она чуть не получила свою постоянную прописку. А потом один из специалистов областного управления культуры предложил ей работу в Осташкове, который несколько месяцев назад остался без режиссера.
— Зачем вы ее берете, она же все равно уедет — вторгался голос второго чиновника культуры.
— Останусь! Назло!, — решила тогда Евсюкова. И свою клятву сдержала. Несмотря на то, что ее процесс адаптации на Селигере проходил нелегко, Людмила Евсюкова успешно подхватила творческую эстафету режиссера Любови Сокуровой, собравшей в 1957 году театральный кружок, который через четыре года и был удостоен звания «народный». Этому успеху послужил целый цикл прекрасных постановок, среди которых были: «Разбитое окно», «Лявониха на орбите» и другие.
Евсюковой оставалось лишь разбавить труппу более молодым поколением актеров и продолжить творческий полет Сокуровой. В своем дебюте она отметилась двумя спектаклями по пьесам одного автора А. Афиногенова — «Мать своих детей» и «Машенька». Дальше молодой режиссер старалась тоже шагать в ногу со временем.
И на провинциальной сцене одна за другой оживали крайне актуальные тогда пьесы А. Вампилова «Прошлым летом в Чулимске», В. Розова «Гнездо глухаря», «Утиная охота» и многие другие.
Да и «Константин Заслонов» А. Мовзона был поставлен совсем не случайно, а по подсказке ее режиссерской души. Его подвиг, на ее взгляд, олицетворял подвиг старшего поколения и, судьба героя была тесно связана с Осташковом.
Работы Евсюковой «Константин Заслонов» и «Прошлым летом в Чулимске» входили в число лауреатов Всероссийских конкурсов.
— Чтобы приходил успех, надо работать, работать и работать, — считает Евсюкова. И с ней нельзя не согласиться. Только работа может стать залогом любого успеха.
За свою творческую жизнь Людмила Ивановна связала с театром десятки больших и малых актеров. И поэтому меня очень интересовал вопрос, кто же из них оставил особенно глубокий след в ее творческой биографии.
— Мне дороги все, абсолютно все. Все они были не только актеры, но и мои единомышленники. А неповторимый и самобытный фон для нашей успешной работы почти всю свою творческую жизнь создавал наш великолепный театральный художник Юрий Никандрович Поляков, — как бы удовлетворяя мое любопытство вспоминает Евсюкова.
Но достучаться до истины не так уж и сложно. Этому то и дело способствует второй участник встречи Сергей Тихонов:
— На мой взгляд, сегодня невозможно представить наш народный театр времен Людмилы Ивановны без целого созвездия самобытных актеров, таких как Александр Румянцев, Юрий Ананьев, Геронтий Орлов, Валентин Шалагин, Вячеслав Козлов, Владимир Кудрявцев, Геннадий Гончаров, Иван Виницкий, Василий Виноградов, Борис Павлов и многих, многих других.
— Тогда уж, извольте уделить место в этом списке и нашим замечательным актрисам, каковых было тоже более чем предостаточно, — вмешивается в наш диалог Евсюкова.
А никто, собственно, против этого и не возражает.
— Часть актрис перешла ко мне из творческого ансамбля Любови Сокуровой, но ведь это не так важно. Александра Сивкова, Любовь Гончарова, Екатерина Макарова. А Антонина Андреева! Это же настоящая героиня! Сыграла роль и умерла.
Сегодняшнюю молодежь гораздо сложнее вывести на заданную орбиту сценического характера. С этим выводом соглашается и Евсюкова.
— А вот сидишь и говоришь, и говоришь!
А как иначе? А как же «Оптимистическая трагедия»? Если они той жизнью не жили, что же теперь не ставить пьесу? Это же наша история! К ней всегда возвращаться надо! И актеров в необходимости этого убеждать!
Свои концепции преследует на сцене сегодняшний режиссер народного театра Сергей Тихонов. В театр приходят люди, совершенно далекие от искусства. Единственное, что, на его взгляд, подталкивает их на этот шаг, так это неуемное желание научиться таинствам перевоплощения.
А это накладывает на любого режиссера двойную ответственность. Ведь перед ним стоит задача не только точно передать сценический образ, а очень деликатно подобрать под него соответствующего актера.
Но для этого надо сначала познать его внутренний мир, его сущность, его взгляды на жизнь, в том числе на ту, о которой начинающий актер из кинофильмов и книг знал.
Поэтому Тихонов с неподдельной гордостью продолжает ставить в пример обычного детдомовского паренька Виктора Сухарева. Видимо, сам Бог указал ему дорогу на сцену. Пришел к нему в театр совершенно несмышленый ПТУшник.
По слогам тексты читал. Терялся без всякой на то причины. Весь коллектив помогал ему постигать театральные и житейские истины. Но пролетело несколько лет, и Виктора стало не узнать. Вырос. И однажды был приглашен на профессиональную сцену Кимрского драматического театра. Квартиру получил служебную, местную актрису в жены взял. И теперь уже не представляет своей дальнейшей жизни без театра.
Но Селигер и своих друзей здесь Виктор не забывает. Дает о себе знать и даже несмотря на свою огромную занятость изредка навещает их.
Оба режиссера сходятся во мнении, что сегодня гораздо сложнее привлечь на сцену более старшее поколение, чья жизнь буквально по нотам расписана. Запрограммированному на какие-то будничные проблемы человеку уже явно не до литературных образов. Ведь только решительно избавившись от зависимости нашего времени можно сделать шаг навстречу театру.
Именно это случилось с актерами театра-студии Людмилы Евсюковой «Магия», который она создала буквально на пустом месте, еще в период работы заведующей районным отделом культуры. От избытка переполнявших ее творческих идей и сил.
А, в конце концов, тоже «доигрались» до звания народного.
Евсюкова же все не унималась, открыв чуть позже и двери театра «Дебют» при осташковской детской школе искусств, где уже много лет проводит свои дни и вечера.
Размышляя о преемственности поколений, Тихонов и Евсюкова не видят сегодня великих соблазнов, которые в каком-то обозримом будущем помогли бы молодым занять их кресла.
Уж очень скуден их режиссерский паек.
Похоже, навсегда расстался со своими намерениями стать профессиональным театралом и Андрей Рябочкин, с головой погрузившийся в журналистику.
А вот с молодым специалистом Наташей Цырулёвой, вернувшейся в родной город, ветераны осташковской сцены связывают реальные надежды.
Творческая судьба Сергея Тихонова в народном театре начиналась в середине восьмидесятых со спектакля «Зинуля» по пьесе А. Гельмана. После этого была сказка «Недотепино королевство» Л. Устинова, которая и помогла пополнить труппу театра совсем юным поколением.
С того состава надолго прижились в труппе Антон Крылов, Светлана Павлова, Павел Страхов и Мария Тихомирова.
Впрочем, сегодня, ролями не обижены и другие актеры – «народники», среди которых Олег Михайлович, Сергей Смирнов, Сергей Калинин, Владимир Брондин, Наталья Ковалева, Анна Сельге, Игорь Строителев…
Но потом наступило время дерзать и для новичков. Уже третья работа Тихонова «Порог» получила признание и отправилась на Всесоюзный фестиваль в город Брянск. Там ее тоже ждал успех и диплом лауреата.
А старожил народного театра Александр Румянцев, сыгравший Буслая, получил диплом за лучшую мужскую роль.
Награды. Их было немало в долгой творческой судьбе Сергея Тихонова. Лично он пять раз отмечался дипломами за лучшую режиссуру. Столько же подобных наград у театрального художника Виктора Судакова.
А всего более десятка актеров в разные годы отмечались дипломами за лучшие роли.
Вслед за первым успехом был и второй. Молодое поколение актеров в полной мере смогло реализовать себя в спектакле «Клетка», ставшем лауреатом на Всероссийском фестивале «Салют Победы» в Калуге.
Свои творческие плоды принесла Тихонову и «Театральная осень на Селигере». «Рыжая пьеса» (2001 год), «Посвящение» (2005 год) и «Душа миллиардера» (2009-й) признавались победителями фестивалей.
А сам фестиваль служит прекрасным стимулом для роста творческого мастерства актеров. Начало ему в конце девяностых положил Сергей Тихонов и Светлана Романова. А как было не положить, если на сцене районного Дома культуры стало тесно даже своим родным коллективам. Чтобы предоставить тогда на суд зрителей работы народного театра (режиссер С. Тихонов), «Магии» и «Дебюта» (режиссер Л. Евсюкова), «Филармонико» (режиссер А. Коптелов), «Спутник» (режиссер М. Тихомирова) и «Чумаки» (руководитель С. Митрофанов) потребовалась целая неделя.
Инициативу осташей тут же поддержала театральная область.
Наш народный театр прочно занимает место в первой пятерке сорока подобных коллективов Тверской области.
А значит, имеет полное право на жизнь и на успех. Этот факт подтверждают и высокие оценки специалистов областного Дома народного творчества.
Ну, а главным достоянием режиссеров всегда оставались самодеятельные актеры, которым, за их преданность сцене, надо в ноги кланяться.
А нынешней осенью зрительный зал нашего театра уже с большим трудом вмещал всех желающих. Аншлаг! Значит, как совершенно точно заметила заслуженный работник культуры Людмила Евсюкова, «Театр: больше чем любовь!»
Олег СЕВЕРОВ

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.