Большое сердце

Опубликовано 20 Сен 2019. Автор:

Сердце лошади в среднем весит четыре килограмма и имеет объем от 450 до 900 мл. Оно больше сердец других сельскохозяйственных животных и во много раз превышает вес и объем главного человеческого органа кровообращения.

Однако, когда в отношении конкретного представителя нашего вида говорят: «У него большое сердце» – речь идёт не о физических величинах. Не связаны с объемом и весом понятия любви, сострадания, готовность к иррациональным поступкам и самопожертвованию. Мы расскажем вам историю девушки с поистине большим сердцем, её любви к лошадям, а также о том, как был спасён легендарный осташковский конь Маяк.


Немногие местные знают, что на территории близ кожевенного завода, известной в народе как «бывшая югославская база», сегодня располагается скрытый от любопытных глаз, но на деле открытый для всех благожелательных гостей, маленький конный дворик. До недавнего времени в нём проживали два молодых коня, спасенных от бойни. Теперь же это место стало пристанищем для легендарного долгожителя по кличке Маяк. От незавидной участи стать колбасой лошадей спасла Елена Озимкова. И вот её история.


Казацкая кровь


– В 2018 году мы выкупили Бурана и Грима с бойни, которая находится в Средней Елюзани (Пензенская область), – рассказывает Елена. – Бурану на тот момент было год и четыре месяца, а оставшемуся сиротой маленькому Гриму всего четыре месяца. Не найдя в них никакой выгоды для сельскохозяйственных нужд, их сдали на колбасу. Узнала я об этом в группе по спасению лошадей социальной сети «ВКонтакте». Увидела ушки маленького Грима на фотографии и не смогла пройти мимо.


С трёх лет Елена Озимкова, как и многие девочки, мечтала о своём «единороге». Именно в этом возрасте мама впервые посадила её на лошадь, определив тем самым главное увлечение в жизни. Благородные, изящные и красивые животные стали героями рисунков юной Елены.


– Родители мои никогда лошадей не держали, но по отцовской линии в роду были казаки, – размышляет Елена. – Получается, что и в моих жилах течет казацкая кровь. Может и впрямь, существует какая-то генетическая память, которая могла бы служить объяснением моей любви к этим животным.

Добрые люди


Чтобы выкупить лошадей и организовать их транспортировку до Осташкова, Елене пришлось бросить клич и провести сбор средств. Сумма требовалась немалая. Отзывчивые люди из коневодческих сообществ и групп защиты животных оказали поддержку, а недостающую часть денег она вложила сама. В ноябре лошади прибыли в Осташков и встал вопрос их содержания.


– Мы узнали, что на Локомотивной улице за железнодорожным вокзалом жила девушка, у которой была своя конюшня, – продолжает свой рассказ Елена Озимкова. – Позже она переехала в Тверь, а помещение осталось. Мы договорились о постое.
Наступала зима. Кормов у нас не было. Пришлось обратиться в женский монастырь к матушке Елисавете. Каждый месяц, на протяжении полугода, монастырь давал нам по два рулона сена. Так мы и перезимовали.


С монастырём у Елены завязались крепкие дружеские отношения. Она приводила лошадок к детям, чтобы те видели, кому помогает их обитель. Сотрудничество продолжается по сей день. Подросший и уже объезженный Буран готов катать ребятишек, а Богородицкий Житенный женский монастырь, как и прежде, заготавливает сено на постояльцев конного дворика.

Маленький конный дворик


Но зимой никакого конного дворика еще не было. Буран и Грим стояли на Локомотивной, пока плата за постой существенно не выросла.


– В конце весны мы начали искать альтернативные варианты. Нам был срочно нужен участок земли. Недалеко от кожевенного завода, где я работаю, за гаражным кооперативом, есть территория, которая уже лет 30 не используется. Набралась я смелости и подошла к генеральному директору Верхневолжского кожевенного завода. Руководство предприятия сразу пошло навстречу.
Так Елена оказалась на заброшенной территории, напоминающей то ли пустырь, то ли молодой лиственный лес. Имелась тут небольшая бетонная площадка, горы мусора и три кирпичных стены. Более ничего.


– В мае мы начали облагораживать наш дворик. Вечерами на протяжении четырех месяцев приходили сюда, как на работу. Вокруг нас образовалась небольшая группа поддержки во главе с фотографом Ульяной Былевской. Вместе трудились музыканты из коллектива «Будущие покойники», их друзья и просто неравнодушные горожане, с которыми мы и познакомиться-то не всегда успевали. Всем им я очень признательна.


Территория обретала благообразный облик, но всё ещё актуальным оставался вопрос строительства самой конюшни. И в какой-то момент появился спонсор, который помог решить эту главную проблему.
– В нашей жизни появился человек, который выделил некоторую сумму, благодаря чему за месяц мы сделали треть конюшни – полностью её зашили, организовали два денника, место для хранения вещей и сена. Всё компактно и аккуратно. В этом году, опять же благодаря поддержке этого человека, мы достроили еще треть конюшни. Возводить кровлю будем пытаться своими силами.
Во время нашего короткого знакомства с Еленой нам показалось, что она как-то стыдливо рассказывает о том, что им доводилось обращаться за помощью. Эта молодая девушка, ведомая самыми благородными порывами, взвалила на себя нелегкую ношу. И, увы, не всегда поступки такие находят понимание в сердцах простых обывателей.


– Мы стараемся не собирать средства на содержание лошадей, – объясняет Елена. – Нам стыдно. Когда бросили клич о помощи, чтобы спасти Бурана и Грима, столкнулись с волной негатива. Да, нам бывает непросто, но есть люди, которые помогают сами, без всяких просьб. Приходят местные жители, готовые делиться своим урожаем. Приносят яблоки и морковь. Есть те, кто регулярно покупает навоз, что тоже помогает нам продержаться. У нас много друзей из Москвы и Санкт-Петербурга.


Конюшня у нас не коммерческая. Нет у нас какой-то платы, которую мы берем с гостей. Можно придти к нам с детьми, пообщаться с лошадками и, если возникнет такое желание, оставить для них угощение. Нас часто посещают и особые дети, имеющие заболевания. Такое общение идёт им на пользу. Они преображаются на глазах.
Показав нам, как устроена конюшня, а, даже будучи еще не вполне завершенной, вид она имеет аккуратный и уютный, Елена рассказала и о ближайших планах по её благоустройству.


– На этой неделе Верхневолжский кожевенный завод проведёт нам электричество. Появится освещение. Малыми шагами мы будем продолжать достраивать конюшню. Она планируется просторной, с комнатой отдыха для деток.


Легендарный Маяк


В конце лета в маленьком конном дворике Елены Озимковой случилось прибавление. На постое здесь оказался легендарный конь, хорошо известный не одному поколению осташей и гостей нашего Селигерского края.


Конь по кличке Маяк много лет ходил со своей кобылицей по всей старой части города, оккупировал выходы из магазинов, и не отпускал покупателей без горбушки хлеба или сухарика. Хорошо известный в округе попрошайка, он же, между прочим, был неотъемлемой частью многих праздников. Запряженный в сани, катал осташей на масленичные, новогодние и рождественские гуляния.


– Раньше на кожевенном заводе существовала своя конюшня, – рассказывает историю своего нового постояльца Елена.– Конь и кобылица занимались развозом провизии и другой мелкой работой. Какое-то время спустя, в связи с появлением на заводе техники, надобность в лошадях отпала. Конюшню закрыли и разобрали. Маяка выкупил мужчина, который с ним и работал. Не мог он позволить сдать на мясо животное, ставшее верным товарищем.
Кобылу тоже выкупили. Всё скромное лошадиное имущество – сани, телегу, упряжь поделили. Так и стали они жить на соседних улицах, гуляя по всей старой части города вместе. И что удивительно, хозяева всегда знали, где бродят их подопечные.


Многие годы дедушка катал ребятишек от городской площади. Большой круг стоил 100 рублей. Так состоялось и моё знакомство с Маяком. Будучи ребёнком, я к подошла к хозяину и попросила коня, чтобы покататься на нём часок.


Маяк был тогда молодым. Не имел благородной седины, какую вы можете видеть сейчас. Ровный шоколадный окрас! Конь-огонь, казавшийся мне тогда огромным животным ростом с дом!
С дедушкой мы договорились. Он запряг Маяка, быстро объяснил мне какие-то азы, а затем резко шлёпнул его и объявил: «Езжай до конца квартала, а потом обратно». Мне, девочке, которая сидела верхом один раз, да и то в три года?!


Я уверенно проскакала рысью, на что хозяин коня отреагировал фразой: «Ты, оказывается, умеешь ездить и довольно хорошо. Где училась?». А это у меня, видимо, от природы и испуга.
После я стала регулярно седлать Маяка и путешествовать на нём по округе и Кличену. Вскоре научилась править санями и телегой. Это был мой единорог. Каждая девушка ведь ищет такого? Я своего нашла именно тогда.


Когда первого хозяина Маяка не стало, мне сообщили, что коня сдали на мясо. И лишь недавно я узнала, что это не так. Его продали в деревню недалеко от Осташкова, где многие годы он выполнял обычную для крестьянских лошадей работу.


Но на этом его перемещения от одних хозяев к другим не закончились. До возвращения в Осташков, последние одиннадцать лет Маяк жил в деревне Иванова Гора. Там за ним хорошо ухаживали. Гулял он по всей деревне, пасся на обширных полях. Его никогда не запирали. По первому зову он возвращался домой сам. Имя, по традиции, ему очередные хозяева дали новое. Крупный мерин Маяк стал зваться Малышом. Но всё это я узнала совсем недавно.


Спасение «единорога»


В последние дни лета Елене Озимковой стали приходить тревожные сообщения в социальной сети. Друзья и знакомые пересылали ей объявление следующего содержания: «Предлагаем на мясо коня». По указанным в объявлении координатам она вышла на дочь последней хозяйки Маяка.


– По телефону мне рассказали, что есть престарелый конь. Женщина, ухаживавшая за ним много лет, сама попала в больницу. Конь от старости обессилел и стал падать. Одно из таких падений привело к травме. Малыш захромал.


Далее Елена связалась с хорошо известной всем защитникам животных Дарьей Григорьевой – главным врачом ветеринарного центра «Здоровый друг». Она дала лекарства для сухожилий и назначила уколы. Параллельно с хозяйкой коня велись переговоры, чтобы забрать его на постой.


– Мы договорилась забрать Малыша, когда крыша над конюшней будет завершена. Но не успели. Конь снова упал. Дочь хозяйки сообщила, что он лежит уже два дня. Лежит израненный и продолжает биться, силясь подняться. Чтобы вы понимали, лошади в его возрасте вовсе нельзя лежать. С большим трудом с хозяйкой мы умудрялись посадить его. Я — снова к Дарье! И вновь огромный список лекарств, капельницы, массажи, растирания. Надежда была, но уже велись разговоры о том, чтобы поступить гуманно и прекратить его мучения.


Тут следует упомянуть, что в определённый момент хозяйка рассказала, что Малыш родом из Осташкова. У меня и прежде были сомнения, а тут пазл сложился – передо мной погибал тот самый Маяк. Мой единорог!


Буквально в последние часы до назначенного последнего срока жизни Маяка, 31 августа в день покровителей лошадей Фрола и Лавра, у меня на конном дворике собрался народ. Это было настоящее чудо!


Мы едем в деревню, вытаскиваем волоком коня, грузим его, доставляем до нашей конюшни, выгружаем. Конь лежал уже пятый день. Его срочно нужно было ставить на ноги. Это был вопрос жизни и смерти.


Я обзвонила все погрузчики и эвакуаторы. Все без толку. И вот на шестой день, на меня вышел молодой человек по имени Вячеслав. У него был кран. Вячеслав согласился помочь и первого сентября в три часа дня на мягких лямках Маяка подняли.


Пока Маяка транспортировали по воздуху в стойло, он немного размял ноги. Чуть не разбил нам крышу. С ювелирной точностью крановщик поставил коня на подготовленные заранее подвесы. Через час дрожь в мышцах прошла. Четыре дня Маяк стоял на подвесах. И вот уже несколько дней обходится без них. На сегодняшний день Маяку уже более 30 лет. Вероятно, ближе к 40. Это – конь-долгожитель.


«Хочу сказать спасибо»


В завершение нашего разговора, Елена пожелала поблагодарить всех тех, кто, жертвуя своим личным временем, помогает маленькому конному дворику.


– Я хочу поблагодарить Ульяну Былевскую, группу «Будущие покойники» и всех друзей, что появились у нас за эти два года. Спасибо спонсору, который помог нам с обустройством конюшни. Руководству Верхневолжского кожевенного завода за предоставленную территорию и повсеместную помощь. Елене Васильевой, её мужу и друзьям, которые помогали нам с погрузкой Маяка.


Крановщику Вячеславу Шапошникову, Ольге Васильевой, Арине Трошневой – без этих людей мы не поставили бы коня на ноги. Спасибо дочерям хозяйки Маяка Анне Сетишниковой и Ирине Замышляевой, которые продолжают ухаживать за конём. Благодарю ветеринарный центр «Здоровый друг» и лично Дарью Григорьеву за лечение и лекарства. Ну и, конечно, огромное спасибо всем волонтёрам и просто небезучастным людям, что вносят свою лепту в поддержание жизни обитателей нашего дворика.


Андрей РЯБОЧКИН
Фото https://vk.com/konikiostashkov

Контакты для связи с маленьким конным двориком Осташкова:
– телефон для связи с Еленой Озимковой 8-910-537-27-21;
– группа в социальной сети «ВКонтакте» https://vk.com/konikiostashkov
– группа в социальной сети Facebook https://www.facebook.com/groups/393586454683313/

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.