Два дня назад, 14 сентября, дружная семья Суворовых собралась за праздничным столом. Повод был более чем серьезный: супруги Галина Андреевна и Вениамин Васильевич отмечали изумрудную свадьбу.
Пятьдесят пять лет назад молодые и влюбленные Галя и Веня катили на велосипедах по лесной дороге, ведущей в Локотецкий сельсовет. День был солнечный, погожий, и от этого молодые люди чувствовали себя еще счастливее. Надумав пожениться, они никому ни слова не сказали об этом, уехали тайком. Один велосипед был Венин, другой, для Гали, взяли у соседа. Скрепив своими подписями акт о заключении брака, вернулись в Покровское, где жили родители жениха. Приехали и объявили, что они теперь законные муж и жена.
— Бабушка Маня нам накрыла стол – так и отметили нашу свадьбу, — вспоминает Галина Андреевна.
Тогда все было скромно. Но зато когда отмечали золотую и изумрудную даты бракосочетаний, гостей приехало на торжество в обоих случаях столько, что в небольшой двухкомнатной квартирке Суворовых стало очень тесно. Но теснота веселью не помеха. Шум, смех, песни не стихали до позднего вечера! А тон торжеству задавали сами юбиляры: бодрые, полные оптимизма, они пели, без устали плясали и, конечно, целовались под нескончаемые крики «Горько!»
— Мы до сих пор очень друг друга любим, хоть зачастую и не показываем этого, — раскрывает секрет долголетнего супружества Вениамин Васильевич. – А как ее не любить, такую рыжую!
Огненные, коротко подстриженные волосы Галины Андреевны уложены в аккуратную прическу. Несмотря на раннее утро, а я зашла к Суворовым в девять часов, женщина уже побывала на дачном участке в двух километрах от дома. Она успела накормить кур, поросенка и собаку. Часа в два хозяйка снова отправится туда и пробудет в огороде до вечера. И так каждый день, всю свою жизнь.
— Я домохозяйка, работала на производстве только пять лет, когда уехала из Покровского в Ленинград. Устроилась там на ткацкую фабрику, была ткачихой. Жила у хозяйки на квартире. Может, так и осталась бы в Ленинграде, если бы после службы в армии за мной не приехал Веня. Уговорил меня вернуться на родину. Вообще-то я родом из села Ивановское, что за Свапущем. Там у нас был ветпункт, куда после войны приехал ветврач Магирко. Я сидела в няньках с его маленькой дочкой. И, когда его перевели в Покровское, он взял меня с собой. В Покровском мы с Веней и познакомились. Потом его забрали в армию, а я уехала в Ленинград.
Когда мы поженились, то первое время жили у родителей мужа, потом на 107 километре нам дали комнатку, в которой мы прожили почти тридцать лет. Там родились наши дети – сын и дочка. Сын ходил в школу в Рудинах, потом на станции. А потом, при содействии начальника Вени, нам дали квартиру в микрорайоне, где мы и живем теперь.
Всю свою жизнь мы держали хозяйство, и на 107 км, и сейчас, за Емшей. Веня работал на нескольких работах, поэтому с огородом и скотиной я управлялась сама. Работы было много, дети, внуки (я в 35 лет уже стала бабушкой), поэтому ругаться с мужем было некогда.
— Я всегда ей говорил: «Буду на пяти работах работать, но ты будешь сидеть дома!» — врезается в наш диалог хозяин. – Я пятьдесят два года трудился на железной дороге. И до армии, и после. Выйдя на пенсию, еще шесть лет отработал. И сейчас бы еще работал, да ноги стали болеть.
Вениамин Васильевич, придя на железную дорогу, поначалу трудился путейцем. Потом стал дефектоскопистом, а, окончив курсы в Ленинграде, получил должность мастера.
— Жизнь катышем шла. И жизнь, я считаю, в основном была хорошей. За исключением военного времени. Я родился в 1932 году в Черном Доре. А в
39-м уже впервые увидел живого врага, когда на станцию Горовастица пригнали пленных финнов. А потом узнал, что такое вражеские бомбежки, немецкие самолеты. Помню, разбомбили немцы санитарный поезд. Раненых было столько, что всех деревенских женщин и девушек, в том числе мою мать и старшую сестру, взяли помогать делать пострадавшим перевязки. Я из школы бегу, а кругом раненые лежат, один кричит: «Пристрелите!» Человеческие внутренности на проводах висели, – от воспоминаний подбородок мужчины начинает дрожать, голос прерывается, он замолкает.
Тему войны затрагивает его супруга:
— А мы жили на оккупированной немцами территории. Они расположились в большом овине между нашей деревней и Белкино. Каждый день приходили с поборами. Забирали овец, коров, у нас коня взяли. Теплые шерстяные вещи тоже отнимали. Наша деревня стояла на озере Стерж. По ту сторону его находились партизаны. Немцы лес поджигали, везде полыхали пожары. Каждое утро они устраивали обыск, даже в печку заглядывали.
Приходили в деревню и наши разведчики. Мы им хлеб давали, помогали, чем могли. Однажды мы картошку копали, а мимо по дороге шел наш разведчик. И вдруг показались немцы. Партизан сразу согнулся, присоединился к нам. А мама на него свою фуфайку накинула. Немцы приняли его за жителя деревни и не тронули.
Порой были бои. Немцы своих погибших сразу хоронили, ставили деревянные кресты, а наших павших хоронить не разрешали. Местная молодежь подбирала их по ночам и тайком зарывала в землю. После одного из боев немцев всех перебили, но и наших много полегло. На берегу озера Стерж в селе была сделана большая братская могила. Впоследствии ее перенесли.
Стремясь уйти от тяжелых воспоминаний, Вениамин Васильевич резко меняет тему:
— Хорошо на свете жить! У нас четыре внука, правнучка уже есть. Так, как мы с Галиной живем, мало кто живет! Она мне уступает во всем.
— Ой, да нисколько я тебе не уступаю.
Супруги стали вспоминать, кто кому и в чем уступал. Победила Галина Андреевна, заявив, что этой зимой ни за что не отпустит мужа на рыбалку.
— Удочки все переломаю, — поставила точку в шутливом споре хозяйка.
По всему чувствовалось, что муж покорится ей.
На этом мы и распрощались. Хотя, откровенно говоря, уходить от Суворовых не хотелось: какой-то очень теплой была атмосфера в их доме.
Крайне редко встречаются теперь такие семьи – настоящие, прочные, основанные на взаимной любви. Поэтому от всей души хочется поздравить славную чету Суворовых с замечательной датой.
У вас богатый юбилей — одни пятерки в нем!
И мы хотим вас поскорей поздравить с этим днем!
Пятерки рядышком стоят, как в жизни рядом вы.
Так будьте счастливы стократ, что в чувствах вы верны,
Что разделили пополам все, что судьба дала!
Здоровья! Силы духа вам! Чтоб доброй жизнь была!
Галина БУКРЕЕВА
Фото из семейного архива

Добавить комментарий