Когда накажут «чёрных лесорубов»?

Опубликовано 18 мая 2018. Автор:

Рейд по незаконным делянкам. Продолжение темы

В номере от 27 апреля мы задались этим вопросом и озвучили ряд фактов, красочно иллюстрирующих вопиющие случаи нарушения законодательства в сфере природопользования. После публикации редакция получила приглашение от депутата Михаила Симоненко приехать к нему в поселение и оттуда направиться в рейд по делянкам, чтобы оценить масштабы хищений лично.

Путь к деревне Поселье, что располагается в 66 километрах от города Осташкова, пролегает через селения Сорога, Лещины, Гринино, Мошенка, Красуха и Ореховка – сначала по разбитому асфальту, а затем по хорошей, по местным меркам, грунтовке. И ничто на большей части дороги к Поселью не смущает глаз автомобилиста: в запустелых селах ветхие домишки, поодаль от них крепкие особнячки, затем поля, леса, реки, снова сёла и так полтора часа.
В Поселье меня встретил мой коллега по Осташковской городской Думе депутат Михаил Симоненко. Местные леса он знает, как свои пять пальцев. Сам в свое время получал разрешения на рубки, но, по его словам, с таким варварским отношением к лесу, которое ему недавно открылось, он в своей жизни сталкивается впервые.

Из Поселья мы выехали на УАЗе. И, как позже убедились, на другой машине близко к вырубкам не подобраться. Уже в самом начале запланированного маршрута, в нескольких километрах от Поселья, на обочинах справа и слева стали встречаться поваленные стволы деревьев. Сотни сосен, брошенных «черными лесорубами». Честные арендаторы здесь не работают. Это следы браконьерских рубок. У местных дельцов разрешительных документов, конечно, нет. И всё же действуют они нагло, никого не опасаясь.
– Мы едем сейчас в район реки Полоновки, – прокомментировал Симоненко. – Затем между Запольками и Задубъем поснимаем, ну и посетим незаконную делянку в Задубье. Надо всем показать, какая беда пришла к нам на порог. Молчать нельзя.

Миллиарды ущерба
Уже на подъезде к первой незаконной делянке нам открылась безобразная картина: земля на некогда зеленой поляне вздыбилась, словно здесь только что прошла танковая дивизия, взрывая гусеницами все живое. Искореженная тяжелой техникой почва кричала о том, что из этих мест много дней подряд вывозили ценный груз лесовозы.


Но прежде, чем отправляться по следам лесовозов, Михаил Андреевич решил показать, насколько уникальные места нас окружают. А места в районе деревень Запольки и Заплавье (берега озера Селигер и реки Полоновки), в самом деле, заповедные. Перескочив через небольшой ручеек, мы пошли к песчаному берегу, вдоль которого в летний период ставят палатки туристы. Берег этот гости Селигерской земли выбирают не случайно. Аккуратный пляжик, молодые сосенки, а через озеро открывается живописный вид на остров Хачин. Благодать!
И вот только что мы любовались идиллическими пейзажами, а в паре минут ходьбы от пляжа начинается уродливая дорога, которой и быть-то здесь не должно. В ширину она около пяти метров. Вперед тянется на несколько километров сквозь прореженный лес. Деревья для организации дороги вырубались нещадно. Местами они утрамбовывались под колеса многотонных грузовиков, чтобы те не завязли в глинистом грунте. Что-то вывозилось, а что-то отбраковывалось за ненадобностью и бросалось в качестве ненужного хлама тут же на обочине.
– Вот по этой дороге, которой здесь раньше не было, через делянку мы выйдем к берегу озера Селигер, – рассказывает Михаил Симоненко. – Лесорубы здесь орудовали круглый год на протяжении примерно двух лет. Сейчас в это трудно поверить, но здесь был прекрасный сосновый бор.
Наконец мы дошли до эпицентра рубок. Его очаг – это залитая солнцем поляна с редкими свидетелями недавних преступлений, которые были отбракованы и признаны негодными к вывозу ввиду своего субтильного телосложения.
Завалы веток, которые встречаются повсеместно на пути, кажутся то ли капищами, то ли курганами. Кому поклоняются люди, установившие их здесь? Зеленому богу, не имеющему никакого отношения к природе, но зато несущему на своем теле вполне определенный денежный номинал. О стоимости леса мы еще расскажем. Сейчас же хочется поделиться эмоциями.
Любой, кто вырос на нашей земле и считает себя жителем Селигерского края, потеряет на время дар речи, когда увидит, какой размах приняла человеческая алчность и желание заработать. Куда ни глянь, везде стоят коренастые пеньки. Кроме них можно увидеть редкие сосенки, искореженные останки тракторов, завалы лапника и брошенного леса. Таких кучно сложенных гор леса здесь десятки. В каждой до сотни стволов. Выглядит это так, словно, играя, ребенок рассыпал коробку с карандашами или опорожнил спичечный коробок. Только ведь это не спички и не карандаши, а ценный лес, который так и сгниет теперь на поляне.
– Мы все ближе и ближе подходим к озеру Селигер, – сообщил депутат Симоненко. – Здесь уже находится водоохранная зона. Весь хороший лес, как видите, выпилен до самого берега. А вот эти брошенные брёвна лесорубам оказались не нужны. Они брали только два первых реза, а остальное сваливали в кучи, чтобы освободить место для проезда грузового транспорта и временного складирования материалов. О том, что здесь происходит, мне сообщила экс-глава Мошенского сельского поселения Любовь Валеева.
Более часа мы обследовали вырубки на первой незаконной делянке, пробираясь все ближе к озеру. Ущерба, по словам моего провожатого, нанесено на миллиарды, но точную сумму он назвать не смог. Убытки никем не подсчитаны. Даже уголовное дело не возбуждено, хотя по жалобе бывшего сельского главы Валеевой на место выезжал прокурор.
Лесорубы же, по всей видимости, работали в спешке, как настоящие воры. По сути, это и есть воры, заботящиеся только о прибыли своих теневых заказчиков. Они уничтожают нашу природу, оставляют после себя пустыри, наплевав на законы, наплевав в души всех, кто живет в этих местах.
Мы возвращались с первой делянки, потрясенные масштабом трагедии, постигшей эти леса и берега озера Селигер. И сам собою у меня родился вопрос, а почему никто за это безобразие не наказан? И сам же я дал себе ответ, что лес этот стоит огромных денег, в сравнении с которыми наш бюджет – это капля в море. Таких денег может хватить на многое…
У всех на виду

Подобную же картину мы увидели вдоль дороги между деревнями Запольки и Задубье. Делянка эта разрабатывалась этой зимой или осенью. Всего один сезон. Много ли леса можно успеть вырубить за сезон? Много! Вырубки тянулись на протяжении трех-четырех километров вдоль дороги. Их не окинуть глазом. Снова пришлось брести по завалам. Не знаю, что прибавить к данному выше описанию катастрофы. Картина примерно та же. Cнова бесчисленные пни, завалы и брошенные стволы. С той лишь разницей, что это всё происходило вдоль дороги – у всех на виду. И что, на этот раз понёс хоть кто-нибудь справедливое наказание? Нет!
Сгниют сотни кубов
делового леса


Дорога к третьей делянке в районе деревни Задубье началась с широкого деревянного настила, организованного для проезда лесовозов. Его соорудили рядом с основной грунтовой дорогой, вдоль которой ежедневно проезжают автомобили. Не заметить такое трудно.
На этом настиле мы припарковали УАЗ, и затем нам вновь пришлось несколько километров пройти пешком по грязи и глине в сторону эпицентра рубок. Они здесь тянутся километров на пять в лес и захватывают по приблизительным подсчетам более 30 гектаров. В самом сердце делянки мы увидели брошенные крупные стволы деревьев, которые можно отнести к деловому лесу – так называются поделочные и строевые деревья. Брошен он, потому что лесорубов застукали на месте. Технику арестовали. Дело, внезапно, получило ход.
– Посмотрите, тут сотни кубов делового леса, – сообщил, остановившись возле уложенных пачек деревьев, Симоненко. – Всё это сгниет. По вырубкам на этом участке возбуждено уголовное дело, но ущерб, опять же, не подсчитан. И я опасаюсь, как бы дело не было спущено на тормозах.
Сколько стоит лес?
Лучше всего понимаешь, почему люди готовы идти на такие риски и как им удаётся уйти от ответственности, когда начинают звучать цифры, денежные выражения. Я попытался выяснить у Михаила Симоненко, сколько леса вывозилось с третьей делянки и какова его приблизительная стоимость?
– Местные жители докладывали мне, что с этой делянки в день вывозилось по четыре машины леса. Каждая забирает до 50 кубов. Куб стоит приблизительно 2’500 рублей. Получается, что за сутки в неизвестном направлении уходило леса на полмиллиона рублей. Делянка разрабатывалась весь сезон. Вот и посчитайте.
О чем расскажут егеря?

Возвращаясь из рейда, мы заехали к местному егерю Юрию Жукову, который и выявил многие места незаконных вырубок. Между ним и депутатом Симоненко состоялся следующий разговор.
– Лесхоз должен был держать ситуацию на контроле, – говорит Жуков.
– Так ведь сюда приезжали и милиция, и прокуратура, – удивляется Симоненко. – И ничего.
– Я видел, как много леса вывозили. Столько брать просто нельзя. Но ведь еще больше чем взяли, просто изуродовали. Вы видели, что они после себя оставили? И ведь все же знают, что здесь происходит. Если бы сразу поставили точку в этом вопросе, то не было бы такого ущерба. Это называется — гадить под себя. Простым жителям и дровины не дают спилить для обогрева, а когда вырубаются сотни тысяч гектаров, то все сходит с рук.
– А ведь, помните, Любовь Валеева писала в Министерство природных ресурсов и экологии, Министерство лесного хозяйства…
– Я здесь живу уже 56 лет и никогда такого не видел. Надо чтобы кто-то убрал все это, а виновные понесли наказание. Прощать такое нельзя.
По результатам рейда редакции газеты «Селигер» по местам незаконных рубок было отснято около часа видеоматериалов. В ближайшие недели будет выпущен репортаж, который мы опубликуем в сети Интернет. Постараемся и дальше держать читателей в курсе событий, а также придать максимальной огласке вопиющие случаи нарушения природопользования на Селигере.

Андрей РЯБОЧКИН

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.