Командир отряда «Катюша»

Опубликовано 24 Окт 2013. Автор:

Дорогие сердцу воспоминания
первой записью врезались в трудовую книжку
Светланы Прокофьевой

Светлана Александровна Прокофьева – юрист с серьезным стажем. По этой специальности, полученной в Тверском государственном университете, она работала в кожсырьевом заводе, железнодорожной милиции, на предприятии «Звезда», в «ЦентрТелекоме» и «Сбербанке». Сегодня эту приятную в общении, энергичную молодую женщину с располагающей к беседе улыбкой можно застать в офисе здания ООО «ДСУ», а ведь было время, когда ее видели идущей в пять утра на утреннюю дойку и окликали попросту «Эй, “Катюша”».
прокофьева

Прежде чем Светлана стала специалистом в области правоведения, предваряя студенческие годы, в жизни случился неожиданный поворот, познакомивший ее с нелегким ремеслом работника совхоза. Напоминанием об этом незабываемом опыте вхождения во взрослый мир с его самостоятельностью и огромной ответственностью, перовой строкой в трудовой книжке Прокофьевой врезалась запись «Доярка совхоза «Путь коммунизма».
— В комсомол я вступила в 1982 году, когда училась в седьмом классе средней школы №2. Эта процедура прошла для меня безболезненно. Я совсем не волновалась. А все потому, что у меня была подруга (моя одноклассница, но на год старше), которая входила в комитет комсомола. Ну и поскольку мы жили рядом, мне часто приходилось ждать ее с собраний. Соответственно все вопросы, которые там задавались, я уже знала наизусть. В комсомол шла вполне осознанно. Тогда это считалось чем-то действительно хорошим. Класс у нас был очень дружным и активным, что и сыграло свою роль в дальнейших событиях.
Когда мы вплотную приблизились к последнему рубежу, отделяющему нас от школьного выпускного, в последний год нашего обучения с необычной инициативой к нам обратился горком комсомола в лице Любови Петровны Белоусовой. Нам (девушкам нашего класса) предложили по комсомольской путевке отправиться в совхоз «Путь к коммунизму» в деревню Жданово, попробовать себя в роли животноводов. Я так понимаю, что отправлять собирались три-пять человек, не больше. Но поскольку мы были ТАК дружны, и нам совсем не хотелось расставаться – решили поехать всем женским коллективом класса. Отказалась лишь пара человек. Кроме того, к нам присоединилось несколько девчонок из школы №3.
Решение мы принимали самостоятельно. На нас никто не давил. Напротив, реакция учителей и родителей была неоднозначная. Большинство склоняло нас к тому, чтобы мы сразу после школы продолжили свое обучение: поступали в вузы, а не в деревню ехали. Нас же вел здоровый молодежный авантюризм.
Перед поездкой у нас был год обучения. Несколько раз мы посещали совхоз с экскурсией. Нам объясняли различные требования и правила, санитарные нормы, показывали доильные установки, объясняли, как кормить живность и ухаживать за ней. У нас были очень смутные представления обо всем этом. Мне повезло, что у моей бабушки было хозяйство, а некоторые и корову-то впервые увидели.
В августе 1985 года пятнадцать выпускниц двух осташковских средних школ комсомольско-молодежного отряда «Катюша» по комсомольской путевке отправились в совхоз «Путь к коммунизму».
Встретили нас хорошо. Разместили в двух полностью обустроенных двухкомнатных квартирах. Обеспечили всеми необходимыми условиями. Позже мы даже приютили собаку и завели кота.
Работники совхоза относились к нам по-разному. Называли чаще не по имени, а просто — «Катюши». Мне кажется, что первое время мы были для них в тягость. В совхозе всегда рук не хватает, но необходимости в таком количестве помощников не было. Трудоустроить столько людей — дело непростое.
В совхозе только построили новую ферму, и большая часть нашей группы там ухаживала за скотом. Доярками, как правило, работали на подмене. Благодаря чему некоторые женщины впервые смогли нормально отгулять свои отпуска. Вскоре к нам привыкли, и мы перестали быть обузою. Кстати, бригадиром у нас была прошедшая через войну суровая женщина — Клавдия Анатольевна. Очень яркая личность.
Тяжело было не только первые дни. Это очень нелегкий труд. Каждый день мы вставали в пять утра и бежали на дойку. Спали на ходу и через силу передвигали ногами. Доили аппаратами, но когда не было света, все операции проводили руками. Затем мы возвращались домой. Отсыпались, и снова брались за работу. Труд по большей части немеханизированный, и нам часто приходилось таскать тяжелые бидоны и корма. К обеду снова отправлялись на дойку. Доводилось и навоз убирать. Сначала у некоторых была брезгливость, но потом вся эта тяжелая работа дошла до автоматизма.
Вечером, конечно, хотелось погулять. Есть нам что вспомнить. Отдыхали мы активно. Ставили в клубе концерты: пели, плясали, разыгрывали сценки. Ездили с выступлениями в Сиговку и Крапивню.
А однажды мы проспали, и за этот проступок нас заставили таскать прессованную соль. Но, несмотря на все сложности, желания бежать из совхоза ни у кого не возникало. От нас ушла только одна девушка (по состоянию здоровья) и очень переживала по этому поводу. Никто и никогда, насколько мне известно, не пожалел о своем пребывании здесь.
За год жизни в Жданово бывало всякое. Порой ругались, поскольку нашей большой семье приходилось учиться уживаться вместе. Мы узнали друг друга с абсолютно другой стороны. Узнали много нового и о самих себе. В любом большом коллективе есть группы или парочки друзей, так вот, мы все переформировались. Раньше нас объединяла школа – один общий интерес, а когда мы столкнулись с тем, что вся наша жизнь проходит на виду – оказалось, что мы другие. Случалось, что те, кого мы недолюбливали, становились нам намного ближе.
Мы стали неплохо зарабатывать. В то время для девочки, которая вчера еще училась в школе, 200 рублей — была неплохая сумма. Мы любили готовить, организовывали себе праздники, активно обсуждали комсомольскую жизнь и проводили собрания. Все проблемы решались в коллективе. Год, проведенный в совхозе, дал нам бесценный опыт. Раньше мы все жили на полном обеспечении родителей. Теперь же мы впервые узнали, чего стоит наша самостоятельность.
Самыми сложными для меня были последние месяцы. Все разъехались в августе, а я осталась чуть дольше — до конца октября. Без одноклассников мне было очень трудно. Ведь главное, что позволяло нам держаться – это поддержка друг друга.
После совхоза я сразу уехала учиться в Тверь. Жизнь нас разбросала, и мы мало общаемся, но все друг о друге знаем. Так, например, Оля Яковлева, Ирина Воробьева и Татьяна Козлова живут в Осташкове, Оля Кабанова закончила Тверскую медицинскую академию и работает в Москве, в столице осталась и Ольга Сергеева, а Вера Борчугова живет с мужем под Мурманском.
К сожалению, сегодня с нами уже нет двух наших девчонок. Страшно и больно думать о том, как рано ушли Света Тимофеева и Света Костина.
Однажды работник кадровой службы открыла мою трудовую книжку, а у меня там первая запись «Доярка совхоза «Путь коммунизма», и сказала: «Надо же так испортить “трудовую”». Я даже немного обиделась. Ведь мы гордимся этой записью.
Андрей РЯБОЧКИН

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.