Комсомольцы с Комсомольской

Опубликовано 26 Окт 2018. Автор:

До 1951 года улица Комсомольская называлась Американской, но многие старожилы и по сей день не подчинились решению исполкома Осташковского горсовета и кличут свой район по старинке «Америкой». Ярым же противникам американского империализма, наоборот, ласкает слух название улицы – «Комсомольская».

Свою версию возникновения Американской улицы на окраинах нашего провинциального городка, овеянного ярко-красными революционными событиями, в своей книге «Названия улиц Осташкова» почти десять лет назад изложил краевед В.Ф. Иванов.
«Застройка юго-восточной части города началась с начала ХХ века. Коренной житель Осташкова Николай Нилович Яковлев, бывший учитель, на вопрос о происхождении названия Американской улицы рассказал: «Ещё мальчишкой до войны слышал я от рыбаков, в том числе от отца и деда (конец ХIХ века), что часть Осташковского плёса они называли из-за мелководности «мелика, омелика, амелика», позднее в наречии превратилось в Америку. Традиционное название «Американская» – выводилось по удалённости от центра города…»


За время столь контрастного для советского человека переименования улицы Американской в Комсомольскую на ней жили и живут десятки людей, горячо влюблённых в свою Родину и посвятивших её счастью и процветанию большую часть трудовой биографии.


Рассказать обо всех, безусловно, невозможно, тем более, в газетном формате. Но вспомнить имена тех, кто вместе с офицерскими милицейскими погонами с неподдельной гордостью носил скромный комсомольский значок, сегодня, в канун 100-летия ВЛКСМ, смысл есть.
Так уж сложилась судьба двух отставников полковника Валерия Михайловича Евграфова и майора Антонины Сергеевны Кондратьевой, что они сначала вместе служили рука об руку, а теперь, на гражданке, оказались добрыми соседями по тихой, малоформатной улочке Осташкова – Комсомольской.
Несмотря на тот факт, что Евграфов прошёл весь многоступенчатый путь своего политического взросления, был октябрёнком, пионером, комсомольцем, образцом активиста и молодёжного вожака никогда себя не считал и не считает.

В наших рядах и без меня хватало достойных представителей ВЛКСМ, которые ради уставных идей этой молодёжной организации были готовы в огонь и в воду. Взять хотя бы Валерия Михайловича Соловьёва или Лидию Николаевну Олейник, — вспоминает юность Валерий Михайлович.


После окончания в 1969 году средней школы №2 Евграфов успешно окончил Осташковский финансовый техникум и был направлен на работу в Калининский райфинотдел. Но вскоре пришло время срочной службы в рядах Советской Армии.
С тех пор до ухода на заслуженный отдых в 2005 году Валерий Михайлович формы не снимал, возглавляя Осташковский городской отдел внутренних дел ровно двадцать один год.

На плечи начальника милиции в те годы ложилась ответственность не только за оперативную обстановку в районе, но и за подбор и расстановку молодых кадров, активную деятельность подведомственных ему партийной и комсомольской организаций и даже за эффективную работу сотрудников отдела внутренних дел на полях подшефного совхоза.
При этом сам начальник милиции должен был оставаться для личного состава образцом исполнения своей служебной деятельности всегда и везде.


Комсомольская организация отдела только способствовала воспитанию лучших морально-волевых качеств, которые должны были отличать представителей правопорядка от рядовых жителей города и района, — рассказывает о делах давно минувших дней комсомолка семидесятых, делегат ХVII съезда ВЛКСМ, полковник милиции Лидия Николаевна Олейник.

Помню, на своём бюро закатали мы выговор с занесением одному нашему проштрафившемуся комсомольцу, так он даже в обморок после этого падал, зато больше никогда замечаний по службе не имел. Сам стал примером для подражания, честно проработал в органах долгие годы, вплоть до выхода на заслуженный отдых, — продолжает наш диалог ветеран милиции.


Валерий Михайлович Евграфов с большим уважением вспоминает другое поколение ветеранов – сотрудников отдела милиции, прошагавших дорогами Великой Отечественной войны, с кем ему посчастливилось служить. Это, прежде всего, Борис Александрович Мурашов, возглавлявший отдел милиции с 1959 по 1974 годы; Михаил Васильевич Свистунов и Константин Михайлович Зайцев.

Их прежняя воинская выучка, преданность профессии, высокая ответственность, честность и справедливость всегда служили лучшим примером для молодого поколения сотрудников осташковского отдела милиции и нас, комсомольцев, в том числе, — без лишнего пафоса вновь возвращается в прошлое старожил улицы Комсомольской.


Домик на этой тихой улочке достался Евграфову по наследству. Оставалось только приложить руки и время, чтобы он наполнился новой жизнью. Так оно, в принципе, и случилось.
По схожему сюжету складывалась и судьба комсомолки восьмидесятых Антонины Сергеевны Кондратьевой (Агеевой).
Чтобы подчеркнуть свою принадлежность к некогда самой мощной в мире молодёжной организации, Антонина Сергеевна предъявила нам комсомольский билет. Её бывший начальник и товарищ по оружию бережно взял в руки до боли знакомую красную книжицу.
Вернулся ли он в эти минуты в свою комсомольскую юность, сказать не могу, но вот память моей собеседницы наполнилась добрыми воспоминаниями о былом до самых краёв. И я с большим удовольствием совершил с ней часовую прогулку по улице Комсомольской.

Я училась в восьмом классе Свапущенской школы, когда получила рекомендацию для вступления в комсомол. Уже после первого сентября наши кандидаты принялись штудировать Устав ВЛКСМ.
Ведь, чтобы стать комсомольцем, надо было являть собой пример не только в учёбе и общественной работе, но и на зубок знать основные принципы демократического централизма, историю награждения ВЛКСМ орденами СССР, знать имена комсомольцев – Героев Советского Союза, быть готовым ответить и на другие вопросы членов бюро горкома ВЛКСМ.

Кстати, я хорошо запомнила среди заседавших в кабинете первого секретаря Осташковского горкома в ноябре 1982 года и Вас! — вспоминает спустя десятилетия Кондратьева.


Мне же пришлось признаться ей, что не смог запомнить несколько сотен лиц школьников, передовиков учёбы. Но разве в этом дело? Главное, что в те далёкие годы чётко прослеживалась эстафета комсомольских поколений, которые свято верили в идеи уникального, по сегодняшним меркам, молодёжного движения.
По возвращении домой, в Гущу, праздничное настроение Антонины было омрачено горестным сообщением её мамы о смерти Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева, которая не скрывала своих опасений по поводу развязывания американцами новой войны и атомных бомбардировок городов Советского Союза. Но, к счастью, всё обошлось.


Потом Антонина с отличием окончила Осташковский веттехникум, где являлась групкомсоргом и секретарём комсомольской организации. Только её отношения с профессией не сложились. Некоторое время до замужества и рождения дочери поработала заведующей сектором учёта на предприятии «Звезда», а потом на два десятилетия связала свою жизнь со службой в городском отделе милиции.


Служба мёдом Антонине Сергеевне не казалась, да и должность заместителя начальника отдела по следствию расслабляться никогда не позволяла. Муж и дочка запаслись на эти годы терпением, дожидаясь возвращения жены и мамы в звании майора домой. Более того, помимо своих прямых обязанностей девушки отдела милиции создали женсовет, который по их замыслу должен был обеспечить надлежащий покой в семьях сотрудников, помочь решить бытовые и прочие проблемы.

На этот шаг мы, вчерашние комсомолки, пошли по зову сердца, уж очень нам хотелось приложить свою энергию для решения будничных вопросов, не прописанных нормативно-правовыми документами и федеральными законами. И жизнь всегда шла нам навстречу, — продолжает вспоминать былое моя собеседница.
Кстати, её путь в чисто мужскую профессию пролегал не только через комсомол, но и через замысловатые виражи осташковской мототрассы, где она, словно заправский гонщик, управляла спортивным мотоциклом, и через голубое небо над Селигером, с которого она десять раз успешно спускалась на землю с парашютистами местного авиационно-технического клуба.
А в памяти Антонины Сергеевны всплывает картофельный студенческий десант. Картошка, запечённая в обеденном костре, бутерброды с тушёнкой, обильно намазанной на краюху чёрного хлеба.

Хочу вас заверить, что тогда наше общение на бескрайних колхозных полях проходило без пива и сигарет. Нам и так всегда хватало тем для разговоров, для настоящей, крепкой, студенческой дружбы, для новых добрых дел. Да и крестьянский труд многим ребятам был знаком с раннего детства, — улыбаясь ласковому октябрьскому солнцу, рассуждает Кондратьева.


А прощаясь, просит меня, уже как депутата посодействовать приведению в надлежащее состояние труднопреодолимых участков улицы Комсомольской, которая, судя по всему, этого права вполне заслуживает.


Олег СЕВЕРОВ

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.