Подвиг «селигерского Сусанина»

Опубликовано 28 Мар 2019. Автор:

Имя на карте Осташкова

Почти четверть века назад на карте Осташкова, в зоне частной застройки появилась улица, названная именем Никиты Александрова. Сведения о нем были очень скупые, а фотографию так найти и не удалось. Знали только, что в годы Великой Отечественной войны он повторил подвиг костромского крестьянина Ивана Сусанина, который в XVII веке завел врагов в непроходимые болота и принял мучительную смерть от польских интервентов.

На днях к нам обратились энтузиасты из Осташковского исторического общества, которым удалось выйти на родственников Никиты Александрова. С их помощью были уточнены биографические данные и описание подвига селигерского крестьянина, партизана.


Никита Александрович Александров родился 5 (17) апреля 1892 года в деревне Сонки (Сонка?) Осташковского уезда Иванодворской волости Тверской губернии в крестьянской семье. Отец — Александр Игнатьевич, мать — Ирина Евсигнеевна.


В 1913 году Никита Александров был призван рядовым в 483-й пехотный Обдорский полк. Участвовал в Первой мировой войне; 7 июля 1916 году был ранен под Ригой. После был плен, где он овладел немецким языком.


Вернулся домой – кожа да кости. Левую ногу буквально сшили из кусков. Но вскоре окреп, взялся за хозяйство. Как водится в деревне, пахал, сеял. В начале 1930-х его семья одной из первых вступила в колхоз. Будучи рядовым колхозником, Никита Александрович работал лесником, но на тяжёлую работу уже не был годен.
Началась Великая Отечественная война. Земляки рассказывали, что Александров помогал эвакуировать колхозное добро, перед приходом фашистов зарезал свой скот, а хлеб закопал в лесу. Сказал, что он пригодится партизанам.


Вскоре область оккупировали фашисты. Ими оказались заняты Пеновский и Осташковский районы. В августе 1941 года соответствующие службы стали готовить людей для работы в тылу. Местный житель, знающий лес и немецкий язык, не мог не заинтересовать НКВД. Так Александров стал подпольщиком, а точнее – связным между партизанами.


В Пеновском партизанском отряде числилось 286 человек. Они делились на три группы. К маю 1942 года Пеновским партизанским отрядом было проведено 15 боевых операций. В задачу отряда входил сбор информации о передвижении фашистских войск и техническом оснащении противника. Ежедневно в штаб Северо-Западного фронта уходили радиограммы с последними новостями.


Под видом заготовки дров Никита Александров доставлял продовольствие, листовки. На границе Пеновского и Осташковского районов были сосредоточены четыре вражеские стрелковые дивизии, два танковых и десять лыжных батальонов, другие части. Под нажимом наших войск фашисты стали отступать, уничтожая на своём пути деревни с местными жителями, которых вешали и расстреливали.


Шёл 1942 год. Время за полночь. Залесье (Свапущенский сельсовет) спало тревожным сном. Вдруг тишину занесённой снегом деревни нарушили отрывистые слова команды гитлеровских офицеров. На улицу вступил отряд из трёхсот солдат. В состав отряда входили сильно поредевшие подразделения батальона, потерпевшего поражение в бою.


Приход непрошеных «гостей» взбудоражил деревню. Скоро из дома в дом прошёл тревожный слух, что фашисты ищут проводника. Большинство стариков попряталось в сеновалах и в печах. Никита тоже залез в русскую печь, но его выдал фашистский холуй – староста Григорий Сергеев.


– Не извольте беспокоиться. Найду хорошего проводника, знающего лес как свои пять пальцев. Он в Первую мировую у вас в плену был. По-немецки говорить может, – сказал он фашистскому офицеру.
Через несколько минут староста с двумя автоматчиками вошёл в дом Александровых.


– Где Никита? – заорал Сергеев. А фашисты навели автоматы на перепуганную жену Никиты, угрожая расстрелом.

– Нету его, ушёл куда-то, – сказала дрожавшая от страха женщина.
Но староста знал, что никуда Никита уйти не мог: видел, как тот возвращался из леса с дровами. Рывком снял заслонку с печи, и вскоре фашисты прикладами вытолкали Никиту из дома. Уходя, он успел шепнуть жене: «Прощай, больше не увидимся».


Части Красной Армии уже заняли соседние деревни. Противник мог отступать лишь по единственной дороге на Полицы. Немцы требовали, чтобы Никита показал ту единственную дорогу на Полицы, по которой можно было выйти из окружения. Но эта дорога проходила через партизанскую базу Пеновского отряда, в котором было меньше ста человек. То есть в случае боя силы были заведомо неравны: 300 немцев против 100 партизан.


Никита Александрович, судя по всему, был мужиком смекалистым: «крутанул» по лесам, предварительно вымотав фашистов, а затем поменял направление и повёл их не на юго-запад, а на север. Шли двое суток. Работая в партизанском отряде, дед, конечно, знал боевую обстановку и был в курсе, что находившаяся по пути деревня Люшино занята бойцами Красной Армии. Проводник во главе большого отряда фашистов к утру вышел из леса у околицы Люшина. Здесь враги сделали привал.


Никита присел на пенёк, насторожившись. Как только враги расположились на краткий отдых, раздались выстрелы. Это открыли огонь красноармейцы боевого охранения воинской части, освободившей деревню. Фашистские офицеры, поняв, куда их завёл проводник, подступили к нему, требуя показать правильную дорогу.
…Весной 1942 года в окрестностях Люшина вытаяли из снега 300 трупов фашистов и тело Никиты Александрова, заколотого штыками.
Согласно решению Осташковской городской Думы №53 от 07.09.1995 года новая улица в районе Ольшицы носит имя Никиты Александровича Александрова.


Благодарим Осташковское историческое общество за предоставленный материал.
vk.com/ostashkov_historical_society

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.