Спустя 17 лет

Опубликовано 18 Сен 2014. Автор:

По следам лагеря № 41
Уже давно с клубом краеведов мы собирались посетить это место – поселок Южный и захоронение военнопленных, которые здесь жили и работали в последние военные и первые послевоенные годы. И вот наконец собрались.
Пригласили представителя ветерана поисковой работы и военно-патриотического воспитания Анатолия Лукашова, главу Замошского сельского поселения Валентина Прокофьева, тот попросил в сопровождающие местного жителя Юрия Ахметзянова. Последний уверенно провел нас к рощице на окраине поселка.

Заведующая Осташковским краеведческим музеем Наталья Бодрова достала копии документов, которые хранятся теперь в архивном отделе МО «Осташковский район». Вот описание, как выглядел лагерь №41 НКВД для военнопленных и интернированных. В поселке №1 торфопродприятия (собственно, теперь это поселок Южный) располагались несколько деревянных строений барачного типа на 1112 человек. В них стояли двухярусные нары. Кроме того, на территории лагеря располагались лазарет на 25 человек, кухня на приготовление 1500 обедов, столовая на 125 человек, кроме того, были баня, дезкамера, прачечная, пекарня, овощехранилище. Еще один барак располагался на территории кожзавода на 345 человек, но где по отчетам жило 505 военнопленных.
А вот схема кладбища и списки тех, кто здесь похоронен. Территория 38 на 20 метров. 138 человек. Немец, поляк, австриец, чех, полька, немка, латыш, белорус. 1912, 1903 1923, 1925 год рождения, 1876… Трудновыговариваемые фамилии – Вайфальбергар, Фурхненихт, Мочедловский, Евглевская… Схема захоронений вполне четкая – шесть квадратов по 25 могил в каждом, между ними проходы. Вплотную к заброшенному кладбищу подходят огороды.
Юрий Ахметзянов взволнован:
– Как бы моя мамка сейчас порадовалась, что вы сюда пришли! Она с ними работала (Полина Арсентьевна работала в столовой. По словам сына, она с военнопленными и противотанковый ров в 1941 году копала, чего, разумеется, быть не могло. Но это лишь свидетельствует об избирательности памяти и незлобливости русского человека. – Н.Н.). И после не забывала, всегда приходила на эти могилки, приносила цветы, табачку сыпала. Какое-то время кладбище было обнесено штакетником, потом просто загораживали от скота. А теперь вот, совсем заросло. Только мы и помним.
Обсуждаем ситуацию. Она очень противоречивая – особенно сейчас, учитывая «внешнеполитический момент».
В 1949 году кладбище после закрытия лагеря военнопленных было передано на баланс районного хозяйства. В 1955 году проведена ревизия двух захоронений военнопленных и интернированных – рядом с городским кладбищем и в поселке торфопредприятия. Даже вынесены рекомендации о починке ограждения, подсыпке и дерновом укреплении могил, восстановлении табличек, где возможно. Однако уже в 1958 году принято решение не восстанавливать данное, существовавшее при лагере №41, за нецелесообразностью его сохранения.
Всплывает ответ на вопрос, почему, несмотря на договоренности сентября 1997 года и последующих контактов с поляками, ничего сделано не было. 15 лет назад было решено перезахоронить поляков с кладбища в Южном (сверяясь со схемой захоронений) на Троеручицкий погост, где также покоятся тела интернированных поляков 1939-40 годов из Ниловой пустыни. Была создана комиссия, польская сторона решала вопрос с землеотводом. Они же выразили готовность посодействовать восстановлению Ниловой пустыни. И вот в июле 2000 года – резолюция из областной администрации: «… приостановить решение вопроса о перезахоронении останков умерших польских военнослужащих из п. Южный на кладбище в д. Троеручица в связи с рядом вновь открывшихся обстоятельств». Подпись заместителя губернатора. Как всегда, у нашей страны непредсказуемая история…
Участники встречи сходятся во мнении, что при всех перипетиях истории и современности уроки забывать нельзя. В том числе и такие, горькие как перемещение неугодных народов, разжигание классовой и межнациональной, межрелигиозной вражды. Что кладбище врагов, пусть и побежденных? Мы последние пристанища и своих однокровников не могли сохранить: перечисление займет не одну строчку повествования, начиная от жертв сражения с литовцами и заканчивая Крестовоздвиженским кладбищем, разорение которого шло на глазах старшего и среднего поколений осташей; еврейское, немецкое кладбища – уже в черте города…
Конечно, речь сегодня не идет о восстановлении или перезахоронении (возможно, до нового поворота истории?). Даже элементарное содержание – подкос травы – более чем проблематично, и главу поселения можно понять. Единственное, о чем можно подумать – об установлении скромной таблички, которая бы свидетельствовала об этой странице истории – всемирной, российской и нашей малой родины.
Клуб краеведов благодарит Алексея Зуева, Юрия Ахметзянова и Валентина Прокофьева, которые помогли сделать эту поездку содержательной.
Наталья Николаева
Фото Светланы Фоминой

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.