Веригин. Кто же его не знал?

Опубликовано 12 Сен 2013. Автор:

15 сентября исполняется 100 лет со дня рождения Почетного гражданина
города Осташкова, мастера связи Владимира Александровича Веригина

«Человек-эпоха, живая история связи в нашем районе – вот что такое Веригин», — так пятнадцать лет назад к 85-летнему юбилею писал о Владимире Веригине мой коллега Владимир Логинов.
Мне, к сожалению, не доводилось встречаться с Владимиром Александровичем, поэтому, рассказывая о замечательном человеке в его юбилей, хочется, чтобы воспоминания эти были достоверными и точными. Так что буду обращаться к статье пятнадцатилетней давности.


Владимир Александрович Веригин был верен своей профессии всю жизнь. Придя в далеком 1933-м в Осташковскую контору связи, трудился в ней до ухода на пенсию. Но не на ту самую пенсию, определенную государством, а когда понял, что время пришло уступить дорогу молодым. Дорогу молодым Веригин уступил лишь тогда, когда ему исполнилось 89 лет. Правда, в многолетнем служении связи было два перерыва – служба в армии и война. На фронте Владимир Веригин был командиром отделения, минометчиком, осколком гранаты получил ранение в правый глаз. Лечился в госпитале, но сохранить зрение в покалеченном глазу не удалось. Тем не менее, старшина Веригин продолжал служить в Подмосковье на танкоремонтном заводе. И только в декабре 45-го вернулся домой.
Как вспоминают сослуживцы, на пенсию Владимир Александрович уходил бодреньким, полным сил старичком. В редакцию заглянули люди, которым посчастливилось работать с Веригиным. Валентина Владимировна Николаева, Николай Викторович Иванов, Вадим Поляков наперебой рассказывают о том добром времени, когда коллектив, состоящий из монтеров, телефонистов, почтовых работников был одной большой семьей связистов.
— Я пришла устраиваться на работу в 1959 году, окончив десятилетку, — рассказывает Валентина Владимировна. – Начальник меня сразу спросил: «Учиться будешь?». Я сказала, что буду, и меня провели по конторе, показали рабочие места и предложили на выбор. Я захотела в телефонистки. Тогда же я услышала фамилию «Веригин» и оживилась. Кто ж тогда не слышал этой громкой фамилии? Первый радиоузел располагался на территории кожевенного завода, и первые радиоточки ставились только передовикам производства. Веригин тогда побывал у многих горожан, неся чудо радиофикации в дома осташей. Поэтому слова «радио» и «Веригин» были тогда синонимами.

Даже общение насчет «починить, исправить» тогда было по большей части напрямую. Идет Веригин по городу, заметит его гражданин, у которого неисправно работает радио, посетует. Веригин выслушает и присылает монтера. Вот и все решение проблемы. Кстати, не заметить Веригина тогда было нельзя, одна только его неизменная фуражка связиста чего стоила.
— И от общественной жизни не отставал, — продолжает Валентина Владимировна, – долгое время Владимир Александрович был председателем профкома. Какие задушевные вечера проходили тогда. В номерах художественной самодеятельности принимал участие весь коллектив, был создан свой хор! И никогда не забыть мне слова, которые любил повторять Веригин: «Вы телефонисты – интеллигенция, вы несете культуру в массы». Об этом я помнила и когда телефонисткой была, и потом, когда работала электротехником в линейно-аппаратном зале и инженером междугородной связи.
— А когда я пришел устраиваться на работу, то после предварительной беседы был отпущен домой, — рассказывает электромонтер Вадим Поляков. — Я еще не знал, возьмут или нет. И вдруг вечером к нам приходит Владимир Александрович поговорить с родителями, да и со мной тоже. После беседы с моими родителями Веригин вынес свой вердикт начальству: «Надо брать парня. И парень хороший, и семья добропорядочная». Вот так я и попал в семью связистов более двадцати лет назад. Кто бы из начальников сейчас стал ходить по домам и знакомиться с потенциальными работниками в непринужденной домашней обстановке? Владимир Александрович переживал за каждого работника, — продолжает Вадим, — тщательно подбирал рабочих в пары, ведь от взаимодействия напарников и зависит результат работы. И частенько выезжал на место работ сам, и не только руководил, но и помогал делом.
— Спокойный и выдержанный, очень интеллигентный начальник, — так отзывается о нем электромонтер Николай Викторович Иванов, которого сам Веригин когда-то пригласил на работу. — Когда Владимир Александрович ушел с работы, он долгое время ходил по городу и с ностальгией смотрел на своих «подопечных» — опоры линии связи. Каждый такой столб он знал, как свои пять пальцев. Он вообще про хозяйство, с которым работал, знал все. Вот поступит заявка на радиоточку или точку телефонную, Веригин тут же прикинет в уме, где та улица, где тот дом, в котором предстоят работы, и все до тонкостей, до мелочей вспомнит. И уже прикидывает, какую работу предстоит сделать, с какими трудностями придется столкнуться. Он очень хорошо знал город, в котором жил и работал.
И еще один примечательный момент в рабочей истории Веригина. Владимир Александрович стоял у истоков сначала радиофикации города и района, потом его телефонизации. Одним из первых прокладывал связующую нить между внешним миром и осташами. Он же, спустя несколько десятилетий, наблюдал как радиоточки постепенно исчезали из квартир осташей. Пришло новое время, радиопроводной вид связи постепенно уходил в прошлое, уступая дорогу техническому прогрессу.
Среди разных военных и трудовых наград у Веригина была одна особая: звание «Мастер связи». Он и в самом деле был самым настоящим мастером своего дела.
Закончить повествование о замечательном человеке хочется его же словами, запечатленными в статье Владимира Логинова. Тогда мой коллега спросил Владимира Александровича, доволен ли он своей судьбой?
— Я работаю для народа, — ответил тогда Веригин. – Связь несет культуру людям, куда без нее денешься? Я не зря работал, пользу какую-то принес…
Владимир Александрович Веригин был добрым человеком. Добрым и скромным. Землякам есть за что его помнить.
Ирина ТИНУС

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.