Всё останется людям

Опубликовано 29 Ноя 2013. Автор:

Эти слова как нельзя лучше относятся к памяти и наследию,
которые оставил после себя Василий Карпекин

26 ноября в Осташкове произошло событие, которое, на первый взгляд, напрямую имело отношение только к одному коллективу – Осташковскому ветеринарному техникуму. По ходатайству администрации и ветеранской организации учебного заведения и в соответствии с решением городского Совета на фасаде здания была открыта мемориальная доска в память о Василии Даниловиче Карпекине, бывшем директоре.
Прошло уже более 23 лет с того дня, когда не стало этого человека – специалиста, педагога, руководителя, организатора. Успели окончить техникум и нарожать ребятишек дети последних его студентов, а молодые преподаватели, только начавшие свою карьеру в начале 90-х, стали ветеранами труда. А память в этих стенах о Василии Карпекине жива. Потому что и жизнь его, совсем недолгая, чуть-чуть за шестьдесят, была посвящена и этому коллективу, и многочисленной – разновозрастной, многонациональной семье студентов, а еще – строительству современного студенческого городка.
Василий Данилович Карпекин родился 1 декабря 1929 года в городе Кричеве Могилевской области в Белоруссии. Отец был потомственный железнодорожник, в семье, кроме Василия, было еще трое детей. Фотографии послевоенной поры сохранили облик высокого худенького юноши в переделанном отцовском форменном кителе. Только, когда он после окончания школы поехал поступать в ленинградский вуз, ему купили самый простенький костюм.
– А почему был сделан выбор в пользу ветеринарного института? – интересуюсь у вдовы Карпекина Маргариты Михайловны.
– Вообще-то ребята поехали поступать в военное училище, но оказалось, что набор уже закончен. И вот документы поданы в ветеринарный институт. Испытания были с блеском выдержаны, чем подтвердились высокие баллы в аттестате зрелости. И впоследствии по окончании института был получен диплом с отличием.
К этому времени, к 1954 году создалась молодая семья студентов-ветеринаров, а государственные экзамены сдавали, поочередно нянча новорожденного сына Геннадия. По распределению молодые специалисты поехали в Великолукскую область – сначала в Новосокольнический, затем в Ильинский район, где Василий Карпекин работал главным ветеринарным врачом. Страна оправлялась от военного лихолетья, в западных областях, которые подверглись оккупации, восстанавливалось сельское хозяйство. Приходилось постоянно быть в разъездах, в дорогах, бремя личной ответственности за благополучие в животноводческой отрасли не оставляло.
Затем перевод в Калининскую область, в Максатихинский район на ту же высокую должность – главного ветврача района. По воспоминаниям Маргариты Михайловны, первые недели для Василия Даниловича на новом месте были непростыми, руководители хозяйств настороженно приняли молодого ветврача. Но его трудолюбие, знания, ровные отношения с руководством и подчиненными, инициатива способствовали росту авторитета, который вскоре перешел границы одного района. По службе познакомился с руководителем управления сельского хозяйства трех районов (Осташковского, Селижаровского и Пеновского) Коробачем, и тот пригласил Карпекина своим заместителем. Так в 1962 году молодой ветврач переехал в Осташков и обрел, по сути, свою вторую родину, которой отдал 28 лет напряженного и созидательного труда. Вот как описывает первую встречу и знакомство с нашим героем писатель Геннадий Немчинов (в то время он работал корреспондентом межрайонной газеты) в недавно вышедшей книге «Летучее время»: «Весь обед мы, как старые знакомые – такое чувство не так уж часто приходит в первый час встречи – говорили за нашим столом. И выяснили: во многом наши взгляды на провинциальную жизнь тех дней схожи. Во время разговора я все больше убеждался, что Василий Данилович из тех провинциальных интеллигентов, которые давно и естественно смирились со своей судьбой человека именно провинции, маленького города, поселка. Светло-голубые глаза смотрели с доброй, но бесспорно умной пристальностью… На целых два года [Карпекин] стал моим добрым товарищем, хотя мы с ним никогда не переступали некую грань в наших отношениях, надиктованную и возрастом, и служебным его все-таки положением, и тем, что он дорожил своей независимостью чисто человеческой, не допуская ни с кем излишней фамильярности».
Времена были непростыми, перестроечными: страна догоняла и перегоняла Америку. Как вспоминает Маргарита Михайловна Карпекина, 22 июня 1962 года они с Геной приехали на новое место работы мужа, семья поселилась в только что построенном доме у кожзавода. Ее местом службы на 24 года стала мясомолочная контрольная станция, а у Василия Даниловича было еще промежуточные две «станции»: пост секретаря райкома партии по идеологии и начальника управления сельского хозяйства, теперь уже Осташковского района.
В 1969 году он получает назначение на должность директора Осташковского ветеринарного техникума, где его деятельность была наиболее значительна по результатам и продолжительна по времени – 21 год. Это мне, со студенческой скамьи пришедшей на свое первое рабочее место в 1980 году, казалось: вот он, классический образ руководителя – строгий, немногословный, перед лицом которого сникают самые озорные студенты и без труда разруливаются служебные неразберихи. Но когда-то и он, уже прошедший немалую школу хозяйственной и партийной работы, чутко воспринимал опыт крепкого педагогического коллектива – супругов-преподавателей Болошовых и Касторских, фронтовиков Мельникова, Николаева, Павлова.
Коллега по ветслужбе и по преподавательской деятельности Карпекина Николай Николаевич Демидов (он был самым активным инициатором увековечивания памяти бывшего директора в мраморе) вспоминает:
– Много сил и времени уделял Василий Данилович организации учебного и воспитательного процессов. Его добросовестность, огромное трудолюбие, интеллигентность, педагогический такт, высокий интеллект, остроумный юмор создали бесконфликтный психологический климат в техникуме.
Много заботы об учащихся проявлял Василий Данилович во время сельскохозяйственной уборки. Его волновало все: размещение, условия проживания, обеспечение питанием, дисциплина, организация работы.
Контингент студентов был сложный, общежитие переполнено, учились ребята из разных республик (более десяти национальностей). И нужно отдать должное директору, преподавателям, воспитателям – в техникуме не было ни одного конфликта на национальной почве.
Каждое лето работники техникума участвовали в заготовке сена. Косили сено в основном вручную, задание было 30-35 тонн, убирали же не менее 40 тонн. И здесь равных Василию Даниловичу не было.
В семидесятые правительство страны решило обратить самое пристальное внимание на развитие Нечерноземья. Мелиорация, строительство огромных животноводческих комплексов и блочных домов на селе (каким бурьяном это все заросло!) – все требовало кадров. Перед учебными заведениями сельскохозяйственного профиля ставились новые задачи по расширению профиля, укреплению материальной базы. Осташковский ветеринарный техникум также попал в число перспективных. Сначала начали строить новое современное общежитие на берегу Селигера. Затем пошел многолетний процесс проектирования, согласований, уточнений в возведении учебного корпуса. И по задумке, прежде всего, директора, это должно быть не просто здание с учебными кабинетами, а целый комплекс с прекрасно технически оснащенными аудиториями и лабораториями. Чтобы были и библиотека с читальным залом, и столовая своя, спортивный и актовый залы. А по соседству строился большой дом с тем, чтобы не только поселить нуждающихся в улучшении жилищных условий сотрудников, но и принять новых преподавателей для открытия второго отделения в техникуме.
Кто в своей жизни строил хотя бы сарай, знает: стройка – хлопотное дело. А здесь – целая громада со своей спецификой; даже о собственной артезианской скважине подумал руководитель. И это в условиях жестких лимитов, дефицита, который к концу строительства – к 1988 году – стал особенно ощутим. Директор был энергичен и упорен, но чего это ему стоило?
Василию Даниловичу пришлось забыть о покое и о размеренной семейной жизни на долгие годы. Окончил с золотой медалью школу Геннадий, избрав местом учебы (а впоследствии и жизни) город студенческой юности своих родителей. Успешно окончил вуз, женился. Маленький внучок Владик тер кулачками глазки, ожидая, когда же вернется из командировки дедушка, чтобы искупать его. И встретив, победоносно глядя на маму и бабушку, плыл на руках любимого деда в ванную.
Строительство началось. На неделе по несколько раз руководителю приходилось ездить то в Калинин, то в Москву. Ранним зимним утром 1986 года техникумовский уазик выехал в областной центр: опять требовались согласования по смете. Едва проехав Кувшиново, пришлось сделать остановку по техническим причинам. Пассажиры вышли на обочину. Не протрезвевший с вечера водитель соседнего района на грузовике на всем ходу протаранил группу людей. Василий Данилович выжил, с тяжелыми травмами грудной клетки был доставлен в районную больницу. Могучий организм не старого еще мужчины справился с бедой. Так думалось. Так хотелось в это верить…
В феврале 1988 года сотрудники справили новоселье в доме на Рудинской. А новый учебный год начался уже в новом корпусе, который казался мечтой после тесного здания бывшего банка Савиных. Василия Карпекина радовало, что он смог осуществить такой огромной проект, но… Здоровье все больше подводило – сказывались последствия травмы и колоссальное напряжение последних лет. По стечению обстоятельств, в одном крыле нового здания временно разместилось терапевтическое отделение больницы, на койке в котором все чаще приходилось коротать время директору. И сами времена стали стремительно меняться. На рубеже десятилетий страну понесло в разнос, прежние планы перекраивались на ходу. После и вовсе не стало дела до отечественного сельского хозяйства, собственно говоря, и до образования в широком смысле. Я вспоминаю плеяду педагогов, самоотверженных специалистов-ветеринаров послевоенного образца (судьба четырех поколений нашей семьи связана с ветслужбой) – и испытываю глубокую благодарность и одновременно нестерпимый стыд…
«Василий Данилович преждевременно ушел из жизни. Я часто думаю о его судьбе, достойной жизни русского провинциального интеллигента. И мне кажется, что жизнь эта очень типична для лучших людей нашей провинции, из века в век испытывавших столько всевозможных духовных перегрузок, порою чрезмерных… Противостоять им трудно. Одни ломаются, другие, выстояв и отстояв житейскую вахту с достойным благородством, теряют в испытаниях столько здоровья и сил, что век их куда короче, чем был изначально определен судьбой». Г.Немчинов «Летучее время».
Организаторы памятного мероприятия постарались сделать так, чтобы в сердцах нового поколения педагогов техникума, студентов, гостей Василий Данилович Карпекин остался живым человеком, достойно прожившим жизнь и много сделавшим для сегодняшнего дня – нет, не только одного, своего родного учебного заведения! Под этой крышей теперь их два, не считая других и важных казенных учреждений. А спортивный зал – по сути, единственный в районе для соревнований по многим видам спорта. И столовая, пожалуй, с самыми демократичными ценами. Все это служит и будет служить людям.
Маргарита Михайловна Карпекина от имени семьи – младшего брата Василия Даниловича Михаила, сына Геннадия, внуков Владислава и Геннадия-младшего – сердечно поблагодарила инициативную группу по увековечиванию памяти бывшего директора, администрацию техникума во главе с Мариной Ивановной Синицыной, молодых педагогов – Наталью Шульцову, Ирину Алексееву, Ольгу Шнитникову за организацию вечера памяти; выразила признательность главному ветврачу района Надежде Хасымовне Курбановой за помощь и поддержку.
А Василию Даниловичу теперь смотреть с мемориальной доски на фасаде этого многопрофильного учебно-делового центра. Ведь все остается людям…
Наталья НИКОЛАЕВА
Фото Александра Никитина и из архива техникума

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.