Талоны на жизнь

Опубликовано 16 Дек 2011. Автор:

На днях, роясь в своих домашних бумагах, я уронил на пол тетрадку, а из нее россыпью вывалился набор «талонов на жизнь» образца 1991 года.
Введены они были, как говорится, не от хорошей жизни. Полки наших магазинов настолько опустели, что под унизительную талонную систему СССР – страны, одержавшей историческую Победу в Великой Отечественной войне, первой, отправившей на космическую орбиту пилотируемый корабль, взявшей на себя проведение летних Олимпийских игр 80-го года, пропали даже соль, спички и мыло.
Тогда складывалось такое ощущение, что наша великая держава совершенно ничего не производит сама и ничего не покупает у своих собратьев по Варшавскому договору.
Куда же, позвольте спросить, смотрело тогда наше Министерство внешних сношений? Впрочем, недалеко от него ушло огромное множество других министерств, курировавших тогда каждую жизнеобеспечивающую отрасль страны Советов.
Подкараулив в магазинах талонный товар, наш человек образца девяносто первого года запросто мог стать обладателем пачки чая или пачки сигарет, резиновых сапог или пары носков.
По талонам была расписана вся его жизнь. Отдельная карточка выдавалась на хлебопродукты. Изъяв из этой карточки «число месяца» продавец отпускал вам заветный батон.
До 2 апреля 1991 года, когда произошло резкое повышение цен, буханка черного хлеба стоила 18-20 копеек. Цена белого батона доходила до 25-28 копеек.
Цена хорошей колбасы в апреле подскочила с 10 рублей за килограмм до 30 рублей, сахара с 85 копеек до 2 рублей, стоимость баночки красной икры и вообще совершила немыслимый скачок вверх, с 4 руб.20 коп до 45-50 руб.
А вот на смену хорошей, пусть и талонной водке, стоимостью 10 рублей, стал приходить самопальный суррогат, причем по 30-35 рублей за бутылку.
Подорожали холодильники. Популярный «Саратов» стоил уже не 250 рублей, а 430. За цветной телевизор «Рубин» необходимо было выложить 1218 рублей, вместо недавних 755. Автомобиль «Волга» поднялся в цене с 17 тысяч рублей до 35 тысяч, а спички с 1 копейки до 5 копеек.
В очередях за талонной водкой, как говорится, стоял и стар и мал. А как было иначе. Водку тогда называли неконвертируемой валютой. За нее, родимую, можно было запросто привезти машину навоза или дровишек, избу подремонтировать и много других личных проблем решить.
А среди моих неотоваренных талонов остались декабрьские талоны на «Спиртные напитки». Неужели двадцать лет назад Новый 1992 год я без шампанского встречал? Хоть убей, не помню! Да и не это главное!
Дай Бог, чтобы нашим детям и внукам больше никогда не довелось пережить такой позор государства.
Олег СЕВЕРОВ

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.