Личное дело

Опубликовано 24 Окт 2016. Автор:

Передо мной лежит массивный том, толщиной около семи сантиметров, принадлежавший Осташковскому отделению Калининского облторга. Состоит он из пожелтевших от времени документов, большая часть которых – с трудом поддающиеся подсчету потрепанные бумажные лоскутки разной величины: справки, характеристики, протоколы, договоры, обязательства, заявления, донесения и, конечно, автобиографии.

Результат бюрократического труда советского кадровика Глинского содержит расположенные в алфавитном порядке личные дела 48 работников Осташковторга – с буквы «А» по «Н» за 1949-1950 годы. Мне этот том показал владелец музея забытых вещей Игорь Афанасенко. Он же обнаружил его то ли на свалке, то ли на чердаке. Хранитель сомнительных для большинства коллекционеров ценностей, собирающий, скорее, даже не исторические реликвии, а ностальгические фрагменты погибшей советской реальности, кажущейся сегодняшней молодежи чем-то мифическим, сродни Атлантиде, сразу оценил значимость находки.
После этих слов мне хотелось бы написать что-то интригующее, вроде: на страницах этих запечатлены драматические коллизии и целые судьбы людей, живших в первую послевоенную пятилетку. Но это не совсем так. Все же речь идет о скромном, даже по меркам небольшой человеческой жизни, двухлетнем периоде. Но, несмотря на это, в сухо изложенных фактах трудовых биографий можно найти характерные черты эпохи, отражающие дух непростого времени.

Общие сведения
Каждое дело – от мастерицы швейного цеха Антоновой до бухгалтера Ниловой – начинается с личного листка по учету кадров (на самом деле это четыре листа). В нем, помимо стандартных данных, тех, что мы с легкостью обнаружим и в современных паспортах, имеются следующие графы: национальность, бывшее сословие родителей и их занятие до Октябрьской революции, образование, профессия, стаж, социальное положение, партийность, участие в оппозициях, участие в революционном и партизанском движениях, отношение к воинской обязанности, состояние здоровья, награды, нахождение на территории, временно оккупированной немцами, судимость и семейное положение. В правом верхнем углу первого листа располагается фотография. Следом идет заявление начальнику Калининторга с просьбой принять на работу, характеристика с предыдущего места и автобиография.
Прежде чем перейти к рассмотрению особо интересных случаев, приведу общую статистику, выведенную в ходе краткого анализа дел. Разумеется, абсолютное большинство работников Осташковторга имеют рабоче-крестьянское происхождение. Исключения всего два: один оказался из духовников, а второй из мещан. Соотношение мужчин и женщин в организации приблизительно равное, с небольшим перевесом в сторону последних. Образование чаще всего семь классов, иногда два-три, реже техникум и в одном особом случае, о котором непременно расскажу, высшее. Устраивались на следующие должности: мастер-портной, курьер, шофер, буфетчица, завмагазином, поломойка, повар, шофер, рабочий пекарни, ночной сторож, хлебовоз, продавец мороженого, товаровед, зав. рыбным пунктом, кладовщик, экономист, бухгалтер, маркер биллиардной, возчик на лошади Общепита, рабочий столовой, зав. керосиновым магазином, экспедитор и другие.
Из 48 сотрудников больше четверти имеют последней отметкой в деле – уволен за недостачу или растраты. Несколько человек были уволены по донесениям о недобросовестном выполнении своих обязанностей. Некоторые, тоже из-за недостач, переходили на менее ответственные должности. Встречаются и другие причины ухода: по здоровью, по учебе, по семейному положению, по собственному желанию, ввиду перемены места жительства, из-за нерентабельности и отсутствия заказов на производстве (портные).
Уж коль скоро мы начали копаться в чужих делах, что само по себе не совсем прилично, но для истории полезно, пойдем до конца и, как и собирались с самого начала, оживим некоторые драматические сюжеты, не забыв изменить имена их участников.

Соль
В толстой папке личных дел находится приказ об увольнении, датированный 7 января 1950 года. Должностей лишились две грузчицы автомашины и одна девушка-шофер. Их обвинили в хищении 31 кг соли.
Лейтенант милиции Крюков пишет, что, рассмотрев материал о краже соли грузчиками, нашел:
«21 декабря 1949 года грузчики Тамара К. и Клавдия Н. на автомашине Калининторга, управляемой шофером Татьяной В., производили развозку соли по магазинам Осташковского отделения Калининторга. Соль, которую сопровождала товаровед Наталья И., из базы принимали без веса и сдавали по весу. Грузчики и шофер Татьяна В., воспользовавшись отсутствием контроля со стороны товароведа Натальи И., совершили кражу соли в количестве 31 кг. Похищенную соль Тамара К. отнесла зав. магазином №2 Екатерине Т. Последняя соль приняла и кражу скрыла».
Уголовное дело против грузчиц и шофера не возбудили, но от занимаемых должностей они были освобождены. Товаровед получила строгий выговор.
Сахар

19 ноября 1948 года зам. начальника Осташковского РОВД капитан милиции Костарев, рассмотрев материал по делу заведующей магазином №22 (о. Городомля) Антонины В. нашел, что та:
«Нарушала принципы советской торговли, отпуская в одни руки сахарного песку: Михаилу П. – 13,5 кг, Анне Ш. – 6 кг и другим».
По завершении следствия приказом №422 заведующую магазином уволили. Затем приняли на работу в столовую официанткой с окладом 250 рублей. За двухгодичный срок она также успела поработать продавцом выездной торговли, грузчицей автомашины и рабочей склада.

Поломойка Чайной №1

Надежда Б., устаиваясь на должность рабочей, изложила факты своей непростой биографии:
«Имею два класса образования сельской школы. В 1939 году выехала в Ленинград по вербовке и трудилась там на металлургическом заводе им. И.В. Сталина. В 1942 году была эвакуирована в Тамбовскую область, где состояла рабочей до 1944 года. В 1944 году вернулась в Осташков и пошла санитаркой в эвакогоспиталь. С 1945 по 1947 работала в госпитале военнопленных. Затем в артели «Кр. Кожевник». В последнее время работала на кожевенном заводе».
Надежда Б. была принята в Осташковторг грузчицей, но в том же году переведена на должность поломойки в Чайную №1 и бильярдную с окладом в 235 рублей. Вскоре уволена за недобросовестное отношение к порученному делу. Причиной тому послужили прилагающиеся к делу докладные:
«Просим принять меры к недисциплинированности поломойки Надежды Б. Моет полы в Чайной №1 и в биллиардной по своему усмотрению, когда ей вздумается, через три-четыре дня, отчего полы очень грязные. Коридор Чайной №1 отказалась мыть совершенно, а также и Закусочную №1. Воду грязную выливает сразу же у крыльца»;
«Прошу принять меры к недисциплинированности поломойки Надежды Б., не выполняющей распоряжений. 27 ноября Надежда Б., как и ряд других работников, была назначена на разгрузку дров. Сама я лично два раза ходила к ней на квартиру. Надежда отказалась, говоря: можете увольнять – и не пошла».

Несладкая жизнь кондитера
Даниил Ф. родился в Сулинском районе Новосибирской области еще в конце 19-го века и происходил из семьи портного и домохозяйки. С 1906 года по день мобилизации в царскую армию он занимался сельским хозяйством. В армии служил до 1918 года. Участвовал в боях. Был ранен, после чего демобилизовался. Учился кондитерскому делу у кустаря. Работал завскладом, а в 1920 году был вновь мобилизован, но уже в 360-й полк Красной Армии города Иркутска. Полк его был назначен на уничтожение банды Семенова (казачий атаман, деятель Белого движения — прим. ред.). После армии он вернулся в Барнаул и стал работать кондитером на дому.
Далее судьба его начала бросать по всей восточной части СССР: кондитер в Благовещенске, мастер в артели «Новый путь» Хабаровска, мастер в Семипалатинске, завхоз в Алма-Ате, агент снабжения в Новосибирске – всё это в период с 1922 по 1942 год.
И вновь мобилизация. Даниил участвовал в Великой Отечественной войне с 1942 по 1945 год. Был в боях под Старой Руссой в составе зенитного 85-го полка. После демобилизации работал мастером засолки овощей и заведующим овощехранилищем в Москве.
В Осташковторг на должность заведующего магазином №17 Даниил Ф. пришел в 1948 году из лесозаготовительной конторы «СОЮЗЗАГОТЛЕС», откуда был уволен по сокращению штата. Здесь замечаний со стороны дирекции и покупателей не имел, но вскоре был уволен за недостачу.

Пьяненький счетовод

Дело Ивана Е. привлекло мое внимание не своим содержанием, хотя оно также весьма интересно, потому как до определенного этапа представляет собой пример практически идеальной трудовой биографии счетовода – получал много премий, отличных отзывов и грамот за работу. Но просто пролистать это дело было невозможно еще и ввиду того, что личный листок и автобиография Ивана были заполнены исключительно аккуратным, каллиграфическим почерком, какого я никогда в жизни не встречал, и едва ли мог бы повторить хотя бы строку.

Заканчивается личное дело Ивана Е. приказом освободить его от работы за пьянство. Также в нем содержится докладная, в которой Ивана характеризуют как «не заслуживающего доверия»:
«Объясняется это главным образом тем, что работая бухгалтером-ревизором он неоднократно скрывал недостачи и растраты завмагов. Кроме вышеуказанного товарищ Е. Иван часто появляется на работе в нетрезвом виде. 30 октября Иван вместе с главным бухгалтером Николаем К. в 8 часов вечера явились на кухню ресторана в пьяном виде и требовали от повара Марины С. бесплатного обеда».
После этой пьянки Иван явился на работу с подбитым глазом, о чем также упомянуто в докладной.

Вино и крепдешин

Приказом от 23 декабря 1948 года Алексей Т. был принят на должность продавца овощного магазина. До войны он успел поработать в Тульской области. С мая 1942 года служил в 277 авиационном бомбардировочном полку в должности старшего авиамеханика. Имеет медали «За оборону Кавказа», «За победу над Германией», «За взятие Кенигсберга», «За образцовое выполнение боевых заданий».
8 февраля 1949 года Алексея Т. перевели на должность бухгалтера-инвентаризатора, а в октябре он получил первый строгий выговор:
«Товарищ Т. Алексей Семенович, возвращаясь с острова, зашел в буфет при водной пристани Осташков с неизвестным гражданином, заказал по 150 грамм водки, выпил и потребовал пива. Буфетчица ответила, что пива нет. Тогда тов. Алексей Т. начал повышать голос, угрожая наказать буфетчицу. Затем, не заплатив денег за водку и закуску, вышел из буфета, а через некоторое время снова вернулся, потребовав еще водки, в чем ему буфетчицей было отказано. Тогда бухгалтер-инвентаризатор решил прибегнуть к своим полномочиям, заявив, что будет производить ревизию».
Уже 3 июля Алексея Т. с формулировкой «за все творимые безобразия» уволили. В приказе также описывается следующий случай:
«Товарищ Алексей Т. в своей работе не исправился, а наоборот продолжает злоупотреблять своим служебным положением. Занимается вымогательством у материально-ответственных работников. Так у молодого работника товарища Барановой в первый же день он попросил купить ему пол-литра водки, а она купила ему 300 грамм вина. Во второй день, когда было снятие наличия мануфактуры и выведен остаток, Алексей Т. спросил у нее, сколько нужно крепдешина жене на платье. Баранова сделала вид, что вопроса не поняла».

Молодой специалист


Вот мы и подошли к истории единственного в толстой папке человека с высшим образованием. Анатолий К. родился в Чебоксарском районе. Окончил Московский институт им. Плеханова. Имеет награду «За участие в обороне Москвы».
В июне 1950 года управляющему осташковского отделения Вальцеву пришло письмо от директора Калининского Облторга Плюхина:
«Согласно вашей просьбы, Калининский Облторг направляет к вам молодого специалиста для использования на постоянной работе в должности экономиста. Предоставьте товарищу Анатолию К. жилищную площадь. Все командировочные расходы оплатите».
Жизнь в Осташкове молодому специалисту казалась не вполне обустроенной и обеспеченной. Об этом свидетельствует пришитый к делу ответ на его заявление, обращенное к директору Калининского Облторга:
«Сообщаю, что Облторг не может увеличить вам оклад заработной платы против ставки, утвержденной штатным расписанием, а также не может освободить вас от работы, т.к. вы направлены на работу Министерством торговли после окончания института».
В сентябре того же года товарища Анатолия К. откомандировали в Облторг по распоряжению Плюхина. В Осташков он, по всей видимости, не вернулся.

Возчик-хулиган

Сведения, предоставленные в Общепит Владимиром Н., в своем содержании ничем не примечательны. Разве что характеристику с предыдущего места работы на него, отчего-то, не предоставили, а кроме того имеется судимость по 109 статье «Умышленное менее тяжкое телесное повреждение». Устраивался он возчиком лошади Общепита.
За два года, отраженных в личном деле, по числу поступивших на него жалоб и доносов Владимир стал рекордсменом.
Из приказа №57: «В течение одного месяца тов. Владимир Н. имел два случая самовольного ухода с работы, то есть совершал прогулы, и тем самым срывал нормальную работу нашего общественного питания. Выводов из предъявленного выговора он не сделал. Первого июля в 14 часов опять ушел с работы, а также угнал вверенную ему лошадь без всякого на это распоряжения. На требуемые объяснения директора отвечает вульгарными словами, чем компрометирует руководящего работника».
В деле содержится еще десяток приказов и донесений о систематическом нарушении трудовой дисциплины и пьянстве. В октябре хулигана уволили.

Керосин


Михаил К. родился в деревне Осташковского района в 1894 году в семье крестьянина-середняка. Окончил 4 класса, жил при родителях и занимался хлебопашеством. В 1915 году был призван на действительную службу в царскую армию. После демобилизации до 1927 года занимался также хлебопашеством, а затем уехал в Ленинград и устроился продавцом в Леноблторг. В 1934 вернулся в Осташков и пошел на кожевенный завод в пожарную охрану. Там характеризовался хорошо, как добросовестный и ответственный работник. В Осташковторг устроился в 1939 году на должность заведующего магазином. С 1941 по 1942 год служил в Красной Армии. После снова работал в Осташковторге. В 1948-1950 опять был пожарным бойцом и, наконец, вернулся в Осташковторг и устроился на должность заведующего керосиновым магазином №20.
Здесь интерес представляют докладные записки от самого Михаила К. Человек он был, по всей видимости, очень трогательный, сентиментальный, с тонкою ранимой душой и тягой к спиртному.
«Ввиду семейных неполадков и недовольства жены, что получил получку 28 рублей, я расстроился и изрядно выпил после работы. На следующий день дошло до главбуха, что Михаил К. был не в порядке и имел при себе деньги и документы. Я выпил лично на свои деньги и документы у меня все в порядке! Главный бухгалтер назначил мне ревизию, но вместо нее повел меня к вам, а вы говорите, что ты Михаил пьяный. А я вам ответил, что я 100 грамм выпил. Вы отправили меня отдыхать. Теперь я хожу, заправляю машины, но не торгую. Себя не оправдываю, что выпил в день ревизии. Впредь этого не получится. Прошу дело на меня не оформлять и приказ изменить. Я свою вину оправдаю».
Это было в июле, ну а в октябре того же 1950 года у Михаила К. все же получилось. Заведующий керосиновым магазином №20 снова писал объяснительную:
«В воскресенье я был выходной ввиду проводов сына на учебу в г. Евпаторию. На прощание выпил. В 2 часа ночи пошли на станцию провожать. Проводивши сына, придя домой в 4 часа ночи, оставшуюся водку я допил и, со слов семьи, до 6 утра не мог уснуть. В 6 часов сон меня свалил, и так крепко, что утром не могли добудиться на работу. Потом я очнулся, но осознавал, что я не в порядке и в таком виде идти на работу не решился. С приходом Тишко я впал в паническое настроение, и понял, что совершил непоправимый поступок. Вот почему на все доводы Тишко идти с ним, я отвечал отказом. Но когда и вы пришли, я, откровенно говоря, струсил и отказался ехать с вами. Хотя находился уже в жизненном состоянии. Потом я чувствовал, что могу работать, но вы не допустили. Я был очень потрясен, прочитав ваш приказ о снятии меня с работы и отдачи в суд. Прошу, не отдавайте меня под суд».

***
Чуть более чем полвека назад героев этих и подобных историй судили и осуждали за мешок песка, соли или недостачу в десяток рублей значительно строже, чем в наше время людей, причастных к хищениям миллионов. Первые были участниками войн и не получали снисхождений тогда, а вторые уходят от ответственности в связи с 75-летием Победы сейчас.
Андрей РЯБОЧКИН

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.