По старой смоленской дороге…

Опубликовано 24 мая 2019. Автор:

Благодаря активной деятельности осташковского Совета ветеранов представительная группа наших земляков совершила познавательную туристическую автобусную поездку к самому сердцу России – в город-герой Смоленск.

Отправилась туда делегация осташей, чтобы воочию познать цену нашей победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Хотя древний Смоленск и прежде всегда оставался на острие ножа русской истории, прославив её великими именами и героическими поступками.
Вместе с людьми старшего поколения на Смоленщину отправилась и группа учащихся гимназии №2. И молодёжь об этом нисколько не пожалела. Мнение ребят высказал, возвращаясь домой, десятиклассник Даниил Рооз.

-Впечатления неповторимые! Экскурсии в Богородицкий военный музей и на Богородицкое поле памяти помогли нам почерпнуть массу новой информации о героизме советских солдат в годы Великой Отечественной войны, о трагических эпизодах войны, которые развернулись под Вязьмой.


Да что там про парней и девчат говорить, если даже у взрослых людей от рассказа директора музея «Богородицкое поле» Игоря Михайлова о бесчинствах фашистов ком в горле встал.
Историк-педагог по образованию, он так увлёкся темой Великой Отечественной войны, что, в конце концов, навсегда сменил школу на полевые лагеря поисковиков, на бессонные ночи копания в открытых для всеобщего доступа архивах Минобороны, на расшифровку истлевших от времени данных солдатских медальонов, на обустройство музейной территории, на пополнение экспозиции, на встречи больших и малых туристических групп.

-Война – это не только славные победы наших войск, но и горькие поражения. Одним из печальных примеров неудач советского военного командования и стал так называемый вяземский котёл, когда в клещах мощнейшей немецкой группировки танковых и пехотных соединений оказался целый миллион русских солдат. И в этих ужасных жерновах вяземского котла удалось выжить только одному из десяти защитников нашего Отечества. Ценой таких неимоверных потерь нам всего на три дня удалось сдержать продвижение немцев на Москву.


Но этого времени вполне хватило её защитникам, чтобы надёжно укрепить оборонительные рубежи столицы на данном направлении, — посвящает осташей в печальную летопись Смоленщины главный хранитель военной истории уникального сельского Богородицкого музея Игорь Михайлов.


Благодаря ему, перед осташами пронеслись как судьбы рядовых бойцов, ополченцев и их отважных командиров, так и судьбы целых полков, дивизий и армий. И большинство этих судеб оказалось без счастливого конца.


4 июня 1942 года этот факт изложил в своём докладе маршалу Г.К. Жукову командующий кавалерийским корпусом генерал П.А. Белов.


«Настало время просить вашего совета. Оценка обстановки: три дивизии противника с громадным превосходством танков и авиации успешно продвигаются, ломая героическое сопротивление войск группы, не считаясь со своими большими потерями, подводя резервы.


За 12 суток тяжёлых боёв противник овладел большей половиной ранее занятого группой района. Ещё сутки боя – и возможен прорыв противника в центр группы и разъединение наших сил, дальнейший бой в окружении грозит уничтожением живой силы наших войск. В целях сохранения живой силы, качественно высокой боеспособности, просим разрешения на выход из окружения при условии продолжения упорных оборонительных боёв.


План: прорваться восточнее Ельни в район 5-го партизанского стрелкового полка. В дальнейшем прорваться в направлении на Киров для соединения с войсками фронта.
Просим срочных мер помощи и совет.
Белов, Щелаковский, Заикин».


Однако, несмотря на все попытки, выйти из окружения нашим войскам не удалось. И военные историки сходятся сегодня во мнении, что никаких шансов спасти людей у советского командования не было.


В вяземском котле погибли 16, 19, 20, 24, 32-я армии, группа генерала И.В. Болдина, а также часть сил и тыловых служб 30, 33 43-й армий, Западный и резервный фронт прекратили своё существование. Путь на Москву немцам был открыт, и только благодаря титаническим усилиям Жукова удалось не допустить её захвата.
Каждый год на Богородицком поле находят вечный покой тысячи и тысячи солдат Советской армии, десятилетиями покоившихся в безымянных лесных могилах.

С апреля месяца наши поисковики заступили на Всероссийскую Вахту памяти. И за это время подняли останки уже 60 советских бойцов, но перезахороним мы их в канун 75-летия Великой Победы со всеми воинскими почестями, — говорит Игорь Михайлов, проводя экскурсию по Богородицкому полю. А капли дождя скатывались с чёрных мраморных обелисков на многострадальную смоленскую землю, обильно политую солдатской кровью. К подножию нескольких из них легли цветы от осташковского Совета ветеранов.
Потом делегация с берегов Селигера совершила увлекательную экскурсию по историческим местам самого Смоленска и, как мне показалось, с некоторой грустью в душе покидала этот замечательный город в самом центре православной России.
От автора. Меня очень тронуло бережное отношение жителей Смоленщины к братским воинским захоронениям. И поэтому у меня сложилось мнение, что уважительное отношение к памяти героев Великой Отечественной войны воспитывается здесь с первых дней жизни. И глядя на идеальное состояние мемориалов Смоленщины, испытываешь, если не стыд, то некоторую неловкость за внешний облик селигерских обелисков и памятников.

Газеты, соединившие судьбы

Моя поездка в город-герой Смоленск имела удивительное продолжение. Благодаря неравнодушным людям я смог побывать на могиле моего родного и единственного дяди Василия Алексеевича Забусова, умершего от ран 5 октября 1943 года.
Эти сведения подтверждает похоронка мичуринского РВК, адресованная матери бойца Советской армии Забусовой Анне Андреевне. Похоронка по сей день хранится в моём семейном архиве. Казалось бы, этого вполне достаточно, чтобы точно установить место захоронения солдата. Ведь сколько безымянных могил оставила война в наследство поколению ныне живущих.


И действительно, в конце концов курсор поисковика вывел меня на место захоронения родного мне человека. Более того, он подсказал воинское звание дяди и подразделение, в котором двадцатилетний парень сложил голову в боях за родину.
«Младший сержант, командир отделения 706 стрелкового полка, 204 стрелковой дивизии Забусов Василий Алексеевич. Родился в 1923 году в селе Хоботец-Васильевское. Проживал в г. Мичуринск, Тамбовская область, ул. Третья Красноармейская-35. Призван мичуринским РВК в январе 1942 года. Умер от ран 05.10.1943 г.».
С помощью интернета удалось выяснить, что похоронен он в деревне Сырокваша Смоленской области.


В другом же случае значилась деревня Сыроквашино. Именно её я и принял за официальную версию. Деревня Сыроквашино находится на территории Краснинского района той же Смоленской области.
Чтобы убедиться в правильности поиска, я обратился за помощью к дочери друга Ирине Силовановой, проживающей в Смоленске. Она же, в свою очередь, попросила уточнить место расположения братской могилы одного из своих студентов, родом из Краснинского района. Его информация насторожила не только меня, но и Ирину Силованову.


И, не откладывая дело в долгий ящик, на собственном автомобиле она отправилась в знакомую ей деревню Сыроквашино, в районе которой немало знакомых ей грибных мест.
Встреча со старожилом Сыроквашина ещё больше разочаровала Ирину Михайловну, так как её собеседник утверждал, что никаких братских могил здесь никогда не было.

-Была одинокая могила военного лётчика, но его уже давно перезахоронили, — с сожалением констатировал мужчина. Ирина отправилась домой в расстроенных чувствах.
Настроение Ирины передалось и мне. Не теряя надежды
на положительный результат поиска, я обратился за помощью в осташковский военкомат. Здесь мне и предложили изложить вопрос в письменном виде, сказав, что на рассмотрение обращения по нормативам оборонного ведомства отводится месяц. При этом не гарантировали успеха.


Такое решение вопроса подопечными Минобороны меня явно не устраивало, так как до поездки в Смоленск туристической группы осташей оставалось чуть больше двух недель. И в моей голове созрел совершенно новый план – организовать поиск могилы дяди через коллег-газетчиков. В глубине души я был уверен, что журналистское сообщество способно на решение и более сложных задач.
Главный редактор «Селигера» Наталья Николаева за считанные минуты вышла на редактора «Краснинского края» Марину Проскурнину Я же объяснил ей суть проблемы. Марина Георгиевна попросила на ответ пару дней, обещая связаться с командиром местного поискового отряда.


Однако позвонила уже через три часа, утверждая, что мой дядя в годы войны был похоронен в деревне Сырокваша Демидовского района, но сейчас его прах покоится в братском воинском захоронении на гражданском кладбище №3 города Демидова.
После столь радостной для меня информации Марина Георгиевна передала эстафетную палочку поиска в руки главного редактора демидовской районной газеты «Поречанка» Елены Сергеевны Корженец. Именно с ней с той минуты мы и установили тесный телефонный диалог.


Елена Сергеевна подтвердила информацию о месте захоронения моего дяди Забусова Василия Алексеевича, а это значит, что пришло время собираться в дорогу.


После двухчасовой экскурсии по мемориальному комплексу «Богородицкое поле» и дальнейшего автобусного «марш-броска» на Смоленск в моём распоряжении оставалось всего четыре часа, чтобы посетить могилу дяди.


Помочь мне вновь вызвалась Ирина Силованова. Вместе с симпатичным пареньком – воином-контрактником Александром Овсянниковым, уроженцем города Демидова, она встретила меня на въезде в Смоленск. Ещё семьдесят километров пути, и вот я уже у того самого святого для нашей семьи места, где нашёл вечный покой родной брат моей матери Елизаветы Алексеевны Северовой (Забусовой).


Ещё при жизни, особенно в канун Дня победы, когда телевизор то и дело возвращал мою маму в трудное военное детство, она со слезами на глазах обязательно вспоминала своего единственного и любимого Васю.

-Вот теперь, благодаря интернету, стало известно, где похоронен мой братец, а никто из нас его могилку не навестит, — всякий раз причитала она.


Эти слова мамы так запали мне в душу, что я решил обязательно исполнить главное желание последних лет её жизни, и спустя 76 лет после смерти её брата Василия побывать на могиле солдата, куда я доставил селигерской земли с могилы её сестры Елизаветы и матери Забусовой Анны Андреевны, а им, в свою очередь, привёз землю с братского захоронения.


Чуть позже, листая Книгу Памяти, я с большим удивлением узнал, что согласно её данным (а Книга Памяти была издана в 1993 году) вечный покой на демидовской земле нашли 29 уроженцев Осташковского района, а это значит, что рассказанная мной история будет обязательно иметь продолжение. И я уверен, что газеты «Селигер» и «Поречанка» сыграют при этом далеко не последнюю роль.


Прощаясь с Демидовским районом, мы посетили Поле памяти солдат Великой Отечественной войны, где покоится прах тысячи героев, павших за нашу Родину. И хранят её здесь на достойном уровне.
К сожалению, дефицит времени не позволил нам познакомиться с городом-шеститысячником Демидовым. Но Александр Овсянников на обратной дороге в Смоленск охотно поведал нам все стороны жизни его родного городка.


Достоянием Демидова по праву стал межрегиональный праздник «Его Величество Огурец».
А ещё в городе Демидове установлен памятник легендарному земляку, великому актёру кино Юрию Владимировичу Никулину.
И пользуясь случаем, хочу от всего сердца поблагодарить за помощь в поиске моего дяди главных редакторов газеты «Селигер» Наталью Николаеву, «Краснинский край» Марину Проскурнину, «Поречанка» Елену Корженец, преподавателя смоленского вуза Ирину Силованову, военнослужащего Александра Овсянникова, поисковиков Краснинского и Демидовского районов Смоленской области, Осташковский Совет ветеранов и водителей экскурсионного автобуса осташковского турагентства «Селигер-Вояж».


Олег СЕВЕРОВ
Фото автора

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.