Последний штрих

Опубликовано 04 Окт 2019. Автор:

28 сентября на 73-м году ушёл из жизни член Союза художников России, педагог, человек удивительной и сложной судьбы Александр Александрович Зазынов. В память о нём со страниц газеты звучат слова его друзей и коллег.

Человек с большой буквы. Александр Зазынов выдающийся художник, которого очень любили дети. Настоящий магнит, притягивающий своей добротой и открытостью. Я много с ним общался и нередко бывал поражен тому, как он умеет искренне удивляться и радоваться новым для себя открытиям. Александр был очень умён, но умудрялся до конца своих дней сохранять в себе детскую непосредственность, эмоциональность и восприимчивость.

Памяти Александра Зазынова

Вопреки земным законам,
Без тепла казённых стен
Он шагнул аршинным шагом
В чрево замкнутых систем.

И не сник, не растерялся,
Он писал, творил, искал
Свое маленькое счастье —
Долгожданный свой причал.

Он нашел его в рассвете,
В звездном небе, в облаках,
В тайных замыслах природы,
И в подругах, и в друзьях.

Свои искренние чувства
Расплескав на полотне,
Завещал нам плыть по жизни,
И не топнуть по вине
Своих собственных ошибок…


Юрий Назаров

Все знали Александра Александровича Зазынова не только как художника, но и как отличного художника-педагога. Более десяти лет мне пришлось работать с ним в Детской школе искусств имени И.К. Архиповой, после окончания им художественного училища имени Венецианова. Он прививал детям, прежде всего, любовь к родному городу, увлекая их рассказами о каждом доме, его жителях. Раскрывал историю Осташкова в композициях, набросках и успешно участвовал в конкурсах на эти темы. Волновала его и тема Великой Отечественной войны.


Все мы родом из детства. Александр Александрович хотел, чтобы его окружали дети, как когда-то в детском доме. Несмотря на вспыльчивый характер, в общении с детьми он не позволял себе негативные эмоции.


Жаль, что в определённый момент он сказал своё сокровенное: «Я устал» и ушёл из школы, потом, правда, очень об этом жалел, потому что дети поддерживали его и вдохновляли. Он продолжил занятия педагогикой в ДК «Юбилейный». Но это для него был уже иной опыт, совмещённый с другими творческими и общественными делами, которых у художника всегда было много.
В моей памяти сохранятся только тёплые воспоминания об ушедшем товарище и коллеге.


Г.В. Смелко,
член Союза художников России

Фотоклуб «Плёс» глубоко скорбит о кончине известного осташковского художника Александра Александровича Зазынова. С самого основания клуба он являлся нашим другом и помощником. Принимал активное участие в оформлении наших клубных выставок, консультировал по вопросам размещения экспозиций клуба на различных выставочных площадках нашего города. Всегда участвовал в презентациях этих выставок не только как зритель, но и как критик и эксперт. Его выступления отличались высокопрофессиональной оценкой наших работ.


Как талантливый художник, он видел достоинства и недостатки, но всегда в своих речах отводил большую часть выступлений в пользу творческих исканий, похвалы за новации и нестандартные подходы. Его призывы не останавливаться на достигнутом, всегда двигаться вперед, глубоко вошли в сознание членов нашего клуба. Человек с доброй душой и большим сердцем, переживал обо всём, что касалось не только творческой жизни, но и жизни всего нашего общества. Чутко реагировал на мельчайшие несправедливости, остро переживал за судьбы не только близких ему людей, но и нашей Родины.


Помимо живописи, Александр мечтал заняться еще и фотоискусством, о чём он делился при общении с нами. Но большая общественная нагрузка и преждевременный уход не дали осуществиться этой мечте. Мы потеряли нашего верного и преданного друга, но память о нем будет жить в наших сердцах.


Члены фотоклуба «Плёс»

Говорят, что незаменимых людей нет. Но когда уходит человек, то с ним уходит его мир, чувства. И этого не заменить.


Ушёл из жизни наш Сан Саныч. Удивительный человек, которого любили дети, уважали взрослые, ценили профессионалы. Человек удивительной судьбы, который не понаслышке знал, как трудно быть одиноким, когда не на кого опереться, когда надо рассчитывать только на себя. Но он сумел преодолеть всё. Его душевная щедрость не знала границ. Свои любовь и знания он отдавал детям. Свой профессионализм он дарил библиотекам. Удивительные выставки никогда не забыть: первая выставка – инсталляция в городской библиотеке (когда о понятии «инсталляция» никто не слышал), а в центральной библиотеке — «Тайны, тайны, тайны…».


А с какой любовью он оформлял выставки художников, фотографов, народных умельцев, раскрывая личность авторов! Сан Саныч был одним из организаторов «Осенних вернисажей». А какие встречи он проводил в центральной библиотеке для детей, рассказывая о художниках! Надо было видеть лица детей, которые слушали художника – это восторг, восхищение. Свой рассказ он сопровождал уроками мастерства. Это маленькая толика своего времени, которое он отдавал библиотеке. А сколько он сделал для города! Будучи председателем местного отделения Общества охраны памятников, Сан Саныч со страстью боролся за сохранение исторического облики Осташкова.


Работники библиотеки всегда будут помнить фонтанирующего идеями, вечно ищущего Сан Саныча.


Коллектив
Центральной библиотеки

«Приносим соболезнования родным и близким покойного» — так принято завершать некролог, написанный от коллег.
С родными Саше Зазынову не повезло: вырос в детском доме, с двоюродными братом и сестрами, которых нашел совсем недавно, теплые отношения так и не сложились. А близкие – все мы, в памяти и сердцах которых он оставил след. Одарил дружбой, своими работами, участием, заразил любовью к творчеству, привил уважение к родному городу, вовремя дал совет. Помню, как встретились с ним в годы его студенчества в автобусе, и он мне, уже собкору областной газеты, объяснял, что такое композиция. Однажды мне понадобилось проконсультироваться по очень деликатному вопросу – жизни сироты в детском доме. И хотя впоследствии мы никогда не возвращались к этой теме, горечь его откровений помнится и сейчас.


Александр на протяжении нескольких десятилетий был другом и внештатным автором районной газеты. Откликался на события общественной и культурной жизни, но самыми яркими и проникающими в душу были строки тревоги и боли за будущее Осташкова. Он умел компактно, убедительно и грамотно писать такие материалы. А его цикл «Провинциальный портрет»! Теплые, очень уважительные краткие рассказы о людях Селигерского края — именитых и только вступающих на путь созидательного труда. Коллектив редакции всегда гордился, что эти мини-очерки потом вошли в сборник с одноименным названием. К сожалению, первого и последнего при жизни художника…


Сожалею, что не могу к числу должностей и званий Александра Александровича Зазынова добавить: «член Союза журналистов России», хотя он был принят в творческую общественную организацию в 2015 году на местном уровне. В региональном отделении по определенным критериям не сочли достаточным его опыт и аргументы нашего ходатайства. Но разве только в званиях и «корочках» дело! Была взаимная радость сотворчества, причастности к сообществу активных горожан.
Прости и прощай, наш друг и коллега! От имени близких твоих людей из редакции газеты «Селигер»


Наталья Николаева,
главный редактор

Наверное, я не имею права назвать себя близким другом или даже товарищем Александра Зазынова. А жаль. Не было у нас с ним длинных разговоров по душам. Контакты ограничивались деловым общением, связанным с деятельностью редакции газеты и издательства. Но даже в таких рабочих столкновениях меня всегда потрясала его эмоциональность. Она вызывала немало вопросов. Прежде всего, как этот человек живёт с клокочущим Везувием внутри себя?


Кажущийся таким спокойным и даже немного замкнутым, в один момент по какому-то незначительному поводу он мог разразиться гомерическим смехом, сотрясающим стены. Он мог засиять сверхновой звездой в пространстве маленького кабинета, где верстался литературно-художественный альманах, просто от того, что удачно сложились картинки на полосе, посвященной выставкам. Неизменно в такие моменты он заражал оптимизмом всю редколлегию.

Бывал Сан Саныч несдержанным, громогласно заявляя из зрительного зала во время драматического представления: «Я этого не понимаю!» Мог пуститься в жаркий спор, яростной канонадой грубых реплик истребляя своего оппонента.


Кто-то скажет, что всё это характеризует художника, как человека несдержанного или даже поспешит поставить диагноз. Мне же кажется, что он просто не умел жить осторожно и чувствовать лишь наполовину. Отдаваясь всецело не только творчеству, но и эмоциям, он в них сгорал. Сгорал у всех на глазах и никто не смел и не мог этому помешать.

Трудно себе вообразить, как можно было бы подойти к этому художнику и заявить: «Побереги себя, Сан Саныч, дыши немного тише и осторожнее». Это прозвучало бы подлинным кощунством. Не мог он иначе. Не научили в детстве.


Александр Зазынов был неудержимой стихией, ярким явлением в культурной жизни нашего региона. И всем нам будет его не хватать.


Андрей Рябочкин,
генеральный директор
издательского дома «Ветла»

Александр Александрович был человеком идеи, человеком беззаветного служения. Всю свою жизнь он посвятил популяризации искусства в нашем городе и за его пределами. Без сомнения, его труд значительно повлиял на культурную жизнь Осташкова. Работая в Детской школе искусств им. И.К. Архиповой, он привил любовь к изобразительному искусству многим выпускникам.


Сан Саныч был невероятно живым и энергичным человеком. Некоторые проявления творческой натуры было сложно понять, и порой казалось, что он существует в каких-то других пространствах и измерениях. Это измерение где-то рядом, но ты его не можешь увидеть.


Уроки живописи, скульптуры, рисования, лекции по истории искусств. Все эти занятия создавали атмосферу творческую и невероятно дружелюбную. Однако, мягкость в голосе учителя могла в мгновение переродиться в искреннее негодование из-за того, что падающие тени падают не так как надо.


Однажды я получил жестокую взбучку от учителя, когда, как мне казалось, очень здорово нарисовал голову Давида. При этом Сан Саныч стоял передо мной в разных ботинках и угрожающе размахивал карандашом. Это было одновременно и смешно и обидно. Через несколько лет, на кафедре рисунка МАРХИ, рисуя все того же Давида, я вдруг понял: он был прав во всех своих суждениях о моей работе, а ботинки могут быть какие угодно.
Сан Саныч был моим учителем. Это большая потеря для города и для меня лично.


Илья Иванкин,
ученик А.А. Зазынова

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.