Повзрослевшие до срока

Опубликовано 17 Апр 2015. Автор:

Более  семидесяти лет назад их глаза смотрели смерти в лицо, а их еще неокрепшие руки помогали взрослым ковать нашу общую желанную победу.
Многие из них так и не дождались с фронта отцов, заменив их своим младшим братьям и сестрам. Это особое поколение в истории нашей страны. Это – дети войны. Войны, которая не смогла сломать судьбы подростков!

Поэтому их дети, внуки и правнуки с особым вниманием прислушиваются к сегодняшним воспоминаниям свидетелей суровой военной поры. А в Святосельском поселении в канун 70-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне решили эти воспоминания записать, чтобы они уже никогда не стерлись в памяти людской.
Из воспоминаний Тамары Яковлевны Крыловой:
— Наша многодетная дружная семья жила в деревне Рвеницы. Родители работали в колхозе. И ровно за неделю до начала войны Бог послал им мальчика.
В воскресенье 22 июня одни работали на прополке грядок, другие готовились к сенокосу. Вдруг над деревней появился самолет, как его называли — аэроплан, при этом летчик что-то громко кричал.
Прислушавшись, сельчане уловили слова: Германия, Гитлер, война! А утром следующего дня всех мужчин и мальчишек старше 16 лет увезли на пароходе в Осташков. Бабий плач ещё долго стоял над всей деревней.
И уже в начале августа 1941 года Рвеницы заняли фашисты. В этот момент большинство сельчан трудилось в поле: жали рожь, вязали её в снопы, ставили их в бабки. В поле работала и наша мама, доверив малыша моей сестре Тамаре. Вскоре машины, мотоциклы и конные телеги с немцами заполонили всю деревню. Только тогда мы поняли, что такое война. А с 16 часов дня до 10 утра был установлен комендантский час, и если кто-то появлялся на улице, начиналась стрельба.
Немцы хозяйничали в Рвеницах долгих шесть месяцев. За это время они забрали у сельчан практически все запасы продовольствия, зерно, картошку, скот. Спалили соседский дом, оставив без крова над головой женщину с тремя детьми на руках. Каждое утро немцы увозили женщин на рытье окопов и строительство дзотов. Дети в это время оставались под присмотром девятилетней девочки. И вместо того, чтобы бегать на улице и играть в куклы, ей приходилось думать, чем и как накормить всех малышей.
К вечеру все дети со страхом ожидали возвращения машин с женщинами: вернуться ли их мамы. Ведь были случаи, когда за небольшую провинность фашисты убивали женщин. Но в этот раз, спрыгнув с машины, вернулись все. И так каждый день.
В январе 1942 года немцы оставили деревню, уходя, они сжигали всё. И дома, и даже школу. Поэтому из 130 домов в Рвеницах остались целыми только 27. В моей памяти навсегда осталась ужасная картина тех дней: грязный снег, черные пепелища и сурово торчащие трубы, оставшиеся от домов. Люди жили в банях, сараях, амбарах.
Собрав весной остатки припрятанных картошки и зерна, колхозники вскопали поля, посадили картошку, посеяли рожь, овес. Причем, всё это делалось в интересах Советской Армии.
В мае 1945 года над деревней вновь пролетел самолет, сообщивший о долгожданной победе. И сколько тогда было слёз радости и слёз непоправимого горя. Ведь многие семьи получили к этому времени похоронки на своих кормильцев.
Из воспоминаний Антонины Егоровны Рассадкиной:
— К началу войны мне и моей сестре Рите исполнилось 10 и 13 лет соответственно. Всего же в нашей семье, жившей в деревне Гринино, было четверо детей.
О войне мы узнали быстро, через посыльного из сельского совета. Уже на второй день на подводах увезли всех мужчин и парней. Плач тогда стоял по всей деревне. Только дети не понимали ещё, что такое война. Смысл этого слова они поняли позже.
Работали дети наравне со взрослыми: копали, косили, убирали лен, собирали в полях мороженую картошку.
Школа в Междуречье работала с перебоями, ведь учителей тоже забирали на фронт. А нашей маме хотелось, чтобы мы выросли грамотными.
В 1943 году в школу пришли учителя Е.Ф. Линос и Осташова Мария Никитична. После этого занятия стали проводиться регулярно.
В Гринино стояла воинская часть, поэтому сельчане сохранили коров, чтобы кормить молоком солдат. Детям же молока доставалось совсем немного.
Немцы безжалостно бомбили станцию. Но наши зенитчицы и летчики героически защищали её.
В моей детской памяти остался сбитый немцами наш самолет, сгоревший летчик и похороны девушек-зенитчиц.
Мой отец вернулся с войны больным. В 1945 году мы с сестрами стали ученицами Ворошиловской школы. В её стенах услышали радостную весть о победе. Сообщил нам её учитель Анатолий Борисович Самоваров. Радовались и плакали тогда всем селом.
Из воспоминаний Евдокии Петровны Михайловой:
— Наша большая и трудолюбивая семья колхозников жила в деревне Горовастица, воспитывая пятерых детей. Мне к началу войны исполнилось 14 лет. Отца сразу же забрали на фронт. Но уже вскоре пришло сообщение: пропал без вести. Только мама не верила в его гибель и ждала отца всю войну.
В школу ходили в деревню Щучье, но из-за голода, нехватки обуви и недостатка рабочих рук в колхозе старшеклассникам пришлось оставить учебу. Только моя младшая сестра продолжала посещать школу.
Старшие ребята и девчата работали на лесозаготовках: пилили лес, на веревках таскали бревна к реке. Работали вместе со взрослыми ради победы.
Немцы регулярно бомбили станцию Горовастица, от осколков вражеских бомб иногда погибали и дети. А через деревню шли и шли на фронт наши солдаты.
В мае 1945 года вся округа радовалась победе. Много было и слез. Вместе с земляками плакала и наша мама, потому как к тому времени она уже получила похоронку на отца, умершего в госпитале от тяжелых ран.
Из воспоминаний Анны Павловны Георгиевской:
В моей семье — работников леса — было шестеро детей. Жили мы в деревне Себрово. Солнечным воскресным днем 22 июня дети играли на улице. (Ане тогда было 14 лет – О.С.).
И вдруг, как гром среди ясного неба: война! Помнятся до сих пор слова отца: «Меня заберут, достанется вам, хватите лиха!»
А у сельского совета собрался митинг. Звучали призывы быть стойкими, бросить все силы на защиту Родины, ничего не жалеть ради победы над врагом.
Уже через неделю забрали всех мужчин. С ними ушел на фронт и мой отец. Вскоре стали сбываться его слова. Чтобы спастись от голода, мы ели траву – лебеду, крапиву. Семена трав тоже собирали и мололи. Картофельные очистки никогда не выбрасывали, а ели их. Хлеба давали по 200 граммов на человека, то есть на всю нашу семью буханку. Работать успевали везде, и в поле, и в лесу. Пилили лес и мостили бревнами дороги. За нами значился участок от Лещин до Себрово.
А дорога-то была не такая как сейчас. По этой дороге без конца шли войска на Бологое через Святое и Себрово. Немцы постоянно бомбили железную дорогу, и было очень страшно! Особенно пугал людей свист разлетающихся осколков. Бомбы часто попадали в дома, гибли люди.
В 1942 году, когда мне не исполнилось еще и 16-ти лет, меня вместе с другими сверстниками увезли в Сибирь (г. Новосибирск) для работы на военных заводах. Ровно десять суток мы ехали туда в товарных вагонах. Под лозунгом «Все для фронта – все для победы» мы делали на заводах снаряды, бомбы, гранаты. Работали по 12 часов в сутки. Зато еда была намного лучше, чем в деревне. Мы получали 600 граммов хлеба в сутки, супы, каши. Сначала даже совсем бесплатно. Но через полгода стали питаться в счет своей зарплаты.
О победе узнала в 6 часов утра 3 мая. Комендант общежития бегала по коридору, стучалась в комнаты и кричала: «Девочки, победа!» Слезы, крики радости. Все прыгали, смеялись. Хотя в этом людском потоке смешались и радость и горе. Ведь у многих война отняла самое дорогое: отцов и братьев. В наш дом тоже в 1944 году пришла похоронка на отца.
В честь победы нас всех бесплатно и очень вкусно накормили. И работать мы стали по 8 часов в день.
В 1947 году по прошению моей матери, которой очень тяжело было одной растить младших детей, я вернулась в Святое.
Из воспоминаний Антонины Михайловны Смирновой:
Вместе с родителями Михаилом Петровичем и Василисой Яковлевной жила в деревне Себрово, где с юных лет помогала им по хозяйству. Но привычный уклад жизни и мои девичьи планы нарушила война.
Наравне со старшими бабоньками копала окопы в районе Кравотыни, а потом еще хватало сил на колхозном поле работать.
А когда летом 1942-го очистили родную землю от фашистской нечисти, вместе с двумя деревенскими подругами подалась в действующую армию санитаркой. Через некоторое время форму солдатскую надели, присягу приняли. Вместе с действующей армией прошла через Украину, Молдавию, Румынию, Венгрию. Сколько смертей и горя повидала. И только в мае 1945-го всему этому ужасу настал конец.
Но война для меня в Германии не закончилась, так как к концу августа сорок пятого наш госпиталь отправился в далекую Монголию. И только, когда Япония капитулировала, я отправилась домой, в родной колхоз. Рабочих рук после войны здесь явно не хватало. Повесила свою гимнастерку в шкаф и — за дело.
Об Анатолии Михайловиче Колосове.
На начало войны Анатолию было всего десять лет. Старшие сестра и брат ушли на фронт. К сожалению, брат домой так и не вернулся, умер в госпитале от ран. А вот сестра через всю войну прошла.
Десять лет по военным меркам, когда в семье только женщины, старики и дети остались, много казалось. Многие его ровесники во время войны тяжелую работу и голод испытали.
О Надежде Васильевне Пушкиной.
В 1941 году Наде лишь четыре года исполнилось. Ее большая семья, где восемь деток по лавкам сидело, жила в деревне Лукьяново.
Но даже этот возраст позволил Наде на всю жизнь сохранить в памяти летающие в небе немецкие самолеты и разрывы бомб на станции Горовастица. А еще проводы отца на фронт. Помнит, как он ее на руки взял, прижал к себе. И больше она его никогда не видела. Погиб в боях за Родину, как и старший брат.
Одежды не было, обуви тоже, постоянно есть хотелось. Единственной кормилицей в их семье была корова.
О Нине Ивановне Можжериной.
Те же четыре года на начало войны и Нине было. Отца ее сразу же в армию призвали, а через несколько месяцев похоронка на него пришла.
Мать одна с детьми осталась, но духом не пала, целыми днями работала. А своим деткам поручала к ее приходу крапивы и щавеля насобирать, и те послушно ползали по земле, сбив до крови свои худенькие коленки. Потом ловили в реке рыбу. Чуть легче стало, когда к бабушке переехали, ведь у нее корова была.
На работе маме тоже давали немного хлеба и рыбы. Младшенькому братишке Нины всего годик был. Ему хлеб жевали и давали вместо соски, после этого остатки хлеба съедали старшие дети. На всю жизнь запомнился Нине Ивановне и вкус лепешек из гнилой картошки.
О Михаиле Васильевне Можжерине.
Войну Миша встретил десяти лет от роду. Солнечным летним утром над деревней показались самолеты. Ребятишки радостно замахали руками. И вдруг раздался страшный грохот от взрыва бомб на грининском переезде. Все дети с ревом тут же разбежались по домам. В семье Можжериных ушли на фронт старшие брат и сестра.
54-летнего отца, председателя местного колхоза, из-за возраста оставили дома. К тому же, на его плечах восемь деток было.
Немец оголтело рвался к Москве. Однажды детвора насчитала в небе 75 вражеских самолетов. Страшно от этого полчища ревущих машин даже взрослым было. Бомбили они станцию Черный Дор, железнодорожные переезды. Часть бомб падали и на Святое.
Но, несмотря на войну, дети продолжали ходить в школу. Писали на газетах, книгах, тетрадок было не достать. Учителями в ту суровую пору работали Таисия Михайловна Ивашова, Анатолий Борисович Самоваров и Серафима Макаровна Осташова.
Однажды бомба угодила в здание школьного спортзала, где размещался госпиталь. 19 раненых погибли. После этого школу закрыли, а классы распределили по домам деревни Себрово.
В памяти Миши остался воздушный бой недалеко от Гринино, таран, сбитый близ деревни немецкий самолет, раненый летчик, госпиталь в землянках. А еще — тяжелая работа. Скидки на возраст тогда никто не делал. Ребятишки пахали землю на быках и раненых лошадях, сеяли, косили, убирали лен. Кроме этого, приходилось помогать старшим управляться с домашним хозяйством. Большую часть сельскохозяйственной продукции (мясо, молоко, шерсть) сельчане отдавали для нужд армии, для приближения Дня Победы. И он – этот день – настал!
И за годы суровой кровопролитной войны детские сердца не зачерствели, более того, они научились страдать и любить. Любить не только своих близких, но и свою Родину, ради счастья которой они лишились беззаботного детства.
И за это им хочется сказать огромное человеческое спасибо и поклониться до земли.

Материал по воспоминаниям ветеранов Святосельского сельского поселения подготовил Олег СЕВЕРОВ
Фото из личных архивов
жителей поселения

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.