Реформа в действии

Опубликовано 24 Июл 2015. Автор:

Как теперь работать «скорой»?

Несколько номеров назад  главный врач ЦРБ Олег Иванов рассказывал читателям  «Селигера» о том, как реформа здравоохранения, проводимая по всей России, коснется, в частности,  жителей нашего города и района.

После выхода в свет этой статьи в редакцию поступило немало звонков от возмущенных жителей, которые не увидели здравого смысла в такой реформе. Звонили пенсионеры, которые боялись, что «стоя в очереди» за больничным койко-местом, они просто-напросто не дождутся этой очереди.
Чувства горожан понятны, так же как понятно и то, что не главврач районной больницы виноват в изменениях, не он эту реформу придумал. Но вот донести некоторые ее аспекты до граждан он обязан. Пациенты должны знать, что их ждет впереди.
С этой целью и был задуман цикл статей о том, как будет проходить реформа здравоохранения в Осташковском районе.
Сегодня мы беседуем с заведующим отделением скорой неотложной помощи Вадимом Утемовым, который рассказывает, как реформа в здравоохранении коснется службы скорой помощи.
— Работа «скорой помощи» отныне будет проходить согласно приказа Минздрава № 388, в котором расписан порядок оказания скорой медицинской помощи, — рассказывает Вадим Викторович.
В нем оговорены поводы к вызову в экстренной и неотложной форме.
Поводами для вызова скорой медицинской помощи в экстренной форме являются нарушения сознания, дыхания, системы кровообращения, внезапный болевой синдром, внезапные нарушения функции какого-либо органа или системы органов, травмы любой этиологии, термические и химические ожоги, внезапные кровотечения. И все это с дополнением: «представляющие угрозу жизни».
К экстренным вызовам относятся и роды, угроза прерывания беременности, психическое расстройство, сопровождающееся действиями пациента, представляющими непосредственную опасность для него или других лиц. А также дежурство при угрозе возникновения чрезвычайной ситуации, оказание скорой медицинской помощи и медицинская эвакуация при ликвидации медико-санитарных последствий чрезвычайной ситуации.
А вот поводом для вызова скорой медицинской помощи в неотложной форме являются внезапные острые заболевания, внезапные обострения хронических заболеваний без явных признаков угрозы жизни, требующие срочного медицинского вмешательства. Констатация смерти (за исключением часов работы медицинских организаций, оказывающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях).
— Вадим Викторович, как это все, изложенное на бумаге, будет выглядеть применительно к конкретному человеку, нуждающемуся в скорой медицинской помощи, но которому в момент, когда его скрючит от боли будет не до размышлений: имеет он в данном случае вызывать «скорую» или нет?
— Сейчас очень сложно представить, как это будет выглядеть на практике, так как мы еще только начинаем работать по этому Порядку, но одно скажу точно – недовольных, возмущенных да и просто обиженных людей будет немало.
Такие и сейчас уже есть, как и жалобы на работу «скорой» и на фельдшеров, в частности. Люди считают, что виноват диспетчер, который «просто издевается» над ними, когда дотошно расспрашивает про болезнь пациента. И диспетчер, и фельдшер делают это для того, чтобы принять правильное решение в конкретной ситуации.
И хотя во многих регионах России этот Порядок уже давно выполняют на практике, мы совсем недавно стали придерживаться пунктов Порядка. Хотим мы того или нет, но работу «скорой» придется перестраивать.
Так, «скорая» не будет больше приезжать к человеку, которому участковый врач назначил плановые курсовые инъекции, то есть уколы, и этот человек делает их в процедурном кабинете поликлиники. Как правило, уколов назначают с десяток, и процедура затягивается более чем на неделю. В выходные процедурный кабинет не работает, поэтому некоторые пациенты вызывают «скорую», чтобы фельдшер сделала им укол, чтобы не прерывать лечение. На такие вызовы отныне мы ездить не имеем права.
Рядовое повышение давления также отныне не является условием для вызова «скорой».
Выезд к гражданам с онкологическими заболеваниями, которым периодически требуется укол сильнодействующего обезболивающего, также теперь не является поводом для срочного вызова скорой помощи.
Но есть этические моменты, которых не избежать, несмотря ни на какие правила и инструкции. Выход в таких ситуациях будет найден, и больной не окажется без помощи медиков. Так, в часы работы поликлиники к больному приедет медсестра, в ночное время — скорая.
Но вот чего мы теперь точно делать не будем, так это снимать на дому кардиограмму и брать кровь на сахар. А ведь раньше нас и для этого вызывали.
— В связи с чем так жестко пересмотрены условия вызова скорой помощи?
— В 2013 году служба скорой помощи перешла на финансирование из Фонда обязательного медицинского страхования. И с тех пор Фонд ОМС стал сам решать, какие вызовы оплачивать, а какие нет.
В перечень «санкций» вошла и транспортировка больного в больницу по направлению врача. Раньше по просьбе гражданина «скорая» забирала его из дома на плановую госпитализацию. Понятно, что этот гражданин нуждался в том, чтобы его привезли в больницу. Теперь и это мы делать не вправе. Забирать в больницу гражданина на «скорой» можно только в том случае, если в момент транспортировки необходимо срочно вводить какие-либо препараты.
А подойдет к нам инвалид с ампутированной ногой и попросит отвезти его домой после выписки из больницы? Раньше мы отвезли бы его без лишних слов… «Обесчеловечить» службу скорой помощи мы, конечно, не дадим, и будем решать подобные вопросы в индивидуальном порядке.
— Но ведь и там, наверху, должны понимать, что, урезав функции «скорой помощи», эти самые функции надо кому-то перепоручить? Ведь не каждый человек сможет сам себе тот же укол сделать?
— Чиновники из Минздрава предполагают, что все функции вне компетенции «скорой» должно взять на себя амбулаторно-поликлиническое звено, о чем мы с вами говорили чуть раньше.
Вместо фельдшера скорой помощи на определенные вызовы должна выезжать медсестра из поликлиники, в часы работы поликлиники, конечно. Но предполагать там, наверху – это одно дело. А изучить ситуацию на местах, в провинции, где не хватает мощностей поликлинического звена и, собственно, некому выполнять отобранные у «скорой» функции – совсем другое.
Еще об одном моменте хочу сказать. Раньше фельдшер скорой помощи для констатации смерти человека выезжал в любое время. Теперь такие выезды поделены между «скорой» и поликлиникой. Если смерть наступила с восьми утра до четырех вечера – стоит обращаться в регистратуру поликлиники. После четырех вечера и до восьми утра – в «скорую».
— Вадим Викторович, после выхода этой статьи, думаю, у наших читателей возникнет немало вопросов. А так как вопросы эти напрямую министру здравоохранения они задать не смогут, думаю, что они будут адресованы непосредственно вам или главврачу. Ну, и конечно, корреспонденты газеты снова и снова будут выступать в роли слушателя, как это частенько бывает после выхода в свет статей, содержащих информацию, требующую осмысления. Не боитесь повышенного к себе внимания со стороны пациентов потенциальных и настоящих?
— Первое, что скажу – не надо, прочитав статью, поддаваться панике и думать о негативном развитии событий. Будем перестраиваться, работать согласно новому Порядку оказания скорой медицинской помощи, в то же время индивидуально подходя к каждому случаю. Вот один из последних.
Совсем недавно мы выезжали по вызову к одной пожилой женщине с застарелым переломом шейки бедра. Подобный перелом срастается месяцами и в процессе выздоровления нужны контрольные рентгенснимки.
А как ей добраться до рентгенкабинета с гипсовым «сапожком» на бедре? Приехали, забрали, назад отвезли, хотя это была внеплановая функция «скорой». Но ведь все мы люди, и отгородиться минздравовским «Порядком» от пациентов не получится.
Если будут возникать неоднозначные ситуации – можно звонить мне по телефону 5-06-52, думаю, что и главврач не оставит без внимания проблемы жителей.
Спасение жизни – одна из самых благородных миссий, которую только можно представить. Предоставление скорой медицинской помощи – важное достижение цивилизации. И мы привыкли получать ее как должное, склонны, скорее, ругать, чем хвалить.
Впереди – и у сотрудников «скорой», и у ее пациентов — непростой период адаптации к работе в новых условиях. Время покажет действенность этой реформы. А пока — дай Бог всем нам терпения в ожидании результата.

Ирина ТИНУС

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.