Вера Лаврентьева: Монолог счастливой женщины

Опубликовано 30 Дек 2015. Автор:

До нового года неделя; Селигер гуляет, вернее, притаился — тихо-тихо лежит у ног. Благодать, радость, наслаждение! Омыла руки. И вдруг – плавают две бутылки! Ну надо же, думаю, люди не только нутро свое осквернили этим пойлом, так еще в то, что нам даровано Природой, постарались плюнуть. Достала, ищу контейнер. И тут, на фоне храма – огромная помойка. Расстроилась. А потом взяла себя в руки, снова на озеро посмотрела, чистоты его почерпнула. Людей хороших по дороге встретила, пожелали друг другу хорошего нового года. Теперь вот сюда пришла, в библиотеку; снова полюбовалась, вновь удивилась: насколько же талантливы наши люди!

В Осташков я приехала ровно сорок лет назад. И зная меня по другим видам деятельности, многие просто не верят, что была в то время мастером бригады сантехников! А дело было так. Я родилась в поселке Чаадаевка, в Пензенской области. Там все другое – пейзаж, климат. Не поступив сразу после школы на экономиста, пошла лаборантом на комбинат строительных материалов, потом – в строительный институт в Пензе, выбрала факультет коммуникаций (почему, и сама не знаю). По распределению приехала в Калинин в организацию «Центрсантехмонтаж», а оттуда как-то хитростью меня направили в длительную командировку в Осташков.
Здесь тогда шло оживленное строительство жилых домов, объектов коммунальной сферы. Сразу – на теплотрассу, в глину, в холод, в мужской коллектив. Кстати, при всех сложностях и проблемах (в сантехники шли люди не из Пажеского корпуса) мне работалось вполне нормально: трудностей не боялась, общий язык с людьми находила. Думала, отработаю, уеду — в Пензе родные, всё своё, женихи! А судьбу свою нашла в Осташкове: вышла замуж за Володю, родился сын Рома. Квартиру получила только через десять работы на стройке; как-то всю жизнь не очень везет с протокольными нюансами.
Потом работала в СМУ «Калинингражданстрой», МСО ПМК – строили сельскохозяйственные объекты, дороги – поднимали Нечерноземье. Моя наставница Евгения Петровна Кутузова мне предложила вместе с ней перейти на работу на завод «Волна», который предполагалось построить в Осташкове как экспериментальную промышленную площадку ЦНИИ. И мы под руководством прекрасного человека и специалиста Бориса Ивановича Суворова стали заниматься перепланировкой бывшей восьмилетней школы под цеха промышленного предприятия. Скажу без ложной скромности: этим трудом я очень горжусь. Ведь, не имея опыта проектирования, я сумела сделать и защитить проект сложных инженерных коммуникаций в соответствии с жесткими требованиями.
В конце восьмидесятых я поменяла род деятельности, перешла на работу в книжный магазин, который всегда был гордостью Осташкова. Любила читать, любила общаться с людьми. Быстро вошла в курс дела. Даже сейчас, по прошествии четверти века, многие, особенно приезжие, полагают, что я там работаю до сих пор. Однажды пришлось задействовать все прежние деловые контакты, чтобы спасти магазин. В начале девяностых он был выставлен на продажу по программе приватизации. Подключила ответственных людей из комитета по охране историко-культурного наследия, и перед началом аукциона магазин был исключен из списка продаваемых и остался в муниципальной собственности.
В салон «Обретение» меня уговорил перейти Дмитрий Князев, художник. Признаться, это дело было совершенно новое для меня; общаться ведь нужно было не только с покупателями, но и с творческими людьми, а они весьма своеобразные. Но это было так интересно! По сути, это был маленький выставочный зал. Порой в магазине собирались целые клубы желающих пообщаться у прилавка – о жизни, об искусстве. И вот тут в полной мере осознала неисчерпаемость творческой энергии у самых обыкновенных людей. Столько имен местных мастеров открылось! Столько рукотворных шедевров находили своих благодарных покупателей! А художники – эти сложные, ранимые, подчас подверженные пороку люди, но в своих работах открывающие свою душу.
Здесь, в салоне, у меня проснулся интерес к прикладному творчеству. Да, мама рукодельничала, какие-то азы я знала, но потребности что-то создавать самой не было. А тут, общаясь с мастерами, стала вникать, ценить рукотворную, уникальную красоту. Однажды на родине я посетила выставку декоративно-прикладного искусства, там увидела вышивку ленточками и поразилась, насколько красиво это выглядит! Загорелась: поехала в Мордовию и закончила там курсы, освоив этот вид творчества. А потом думаю: я-то это умею, людям нравятся мои панно, так что мне мешает передать знания? Поместила объявление в «Селигере», и так постепенно стал формироваться сначала кружок, а теперь клуб «Рукодельница». За эти годы (в феврале будет шесть лет) через наши курсы прошло около шестидесяти человек. И пенсионерки ходят, и совсем молоденькие девочки. Как-то целый год юноша ходил, вязал крючком. Отчетные выставки стали праздником для мастеров и мастериц, и без сомнения, для жителей и гостей города. А наши встречи – потребностью и радостью общения. Сколько разнообразных техник рукоделия мы освоили! Просто придите на выставку «Душечки – подушечки» и полюбуйтесь!
Этот год для меня был очень непростым. Тяжело заболел муж, перенес сложную операцию, а несколько месяцев назад, едва отметив шестидесятипятилетие, ушел из жизни. И вот что оказывается. Я все сорок лет жила с каким-то чувством, что Осташков – это временно, что уедем, переедем. Мне изначально не была очень близка селигерская природа; это Володя приучил ездить в лес, на рыбалку, по грибы-ягоды. А вот теперь понимаю: нет, никуда не уеду! Он же эту любовь к родному краю мне завещал. Это мое, хотя и скорблю душой за неустроенность, за безразличие властей, за варварство отдельных жителей. Но ведь Бог человека создал для радости, чтобы нести свет в мир. И никак нельзя себя обкрадывать, зацикливаясь на темном, скорбном, нехорошем. Так и стараюсь жить…

Монолог записала
Наталья Николаева

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.