Жизнь в фокусе

Опубликовано 20 Янв 2012. Автор:

Алексей Фомин с самых ранних лет свысока поглядывал на окружающий мир, в прямом смысле этого слова. На такой шаг мальчишку подталкивало вовсе не чрезмерное чувство самолюбия, а необычная конструкция его самого первого фотоаппарата «Любитель».
Дружок же его, Виталька, только в сладком сне мог мечтать о таком. Поэтому придерживаясь принципов работы камеры Абскура, экспериментировал с обычной банкой из-под гуталина. Вмонтировав в нее кадр фотопленки и пробив гвоздем в крышке условный объектив, он потом подолгу наслаждался плодами своего творчества.
В шахту Лешкиного широкоформатника попадали события поважнее. Его почти тут же зафрахтовала школьная стенгазета, где без Лехиных фотоснимков редко какой выпуск обходился. Здесь были и события школьной жизни, и спортивные соревнования, и походы по окрестностям Хабаровска, и многое другое, скрывающееся под емким словом «жизнь».
На первых порах Алексей то и дело обращался за помощью к фотографам со стажем. Уж очень сложным казался ему химический процесс обработки фотоматериалов. Но, в конце концов, и для него проявитель и закрепитель стали родными растворами. А несколько классов художественной школы развили в пареньке определенную тягу к творчеству, эстетический вкус. Оставалось только часами колдовать при красном свете над качеством фотографий.
Тогда Алексей и подозревать не мог, что фотография станет для него делом всей жизни. Правда, теперь уже совсем не надо укрываться душным одеялом, чтобы перезарядить капризную фотопленку или разболтать в трехлитровых банках необходимые для фотопроцесса реактивы. Достаточно сбросить отснятое в память компьютера.
Да и сегодняшняя должность ведущего дизайнера компании КСК ставит перед Алексеем Фоминым несколько иные задачи. Благодаря его «никоновскому» объективу увидели свет сотни ярких, сочных и динамических снимков, воплотившихся в красочные альбомы, буклеты и книги. А один из его кадров занял место даже на упаковке для Осташковского сувенирного пряника.
Но особенно Фомин тяготеет к истокам нашей православной культуры. Он всегда желанный гость на ежегодном освящении истока Волги. Да иначе и быть не может, ведь его КСК тоже активно поддерживает это великое шествие по волжским просторам Тверской губернии.
А впервые мы встретились с Алексеем в год 65-летия Победы, на торжественном открытии мемориала в Кстах. Событие, скажу вам, заслуживало того, чтобы настоящие фотографы, не обращая внимания на проливной дождь, искали трогательные мгновения праздника. Пусть немного скорбного, но все же праздника.
Лично в мою память здесь навсегда врезались багровые гвоздики на мокром черном мраморе с фамилиями десятков заживо сожженных фашистами жителей деревни Ксты.
Формат моего газетного материла позволил использовать лишь несколько удачных кадров, Фомин же по просьбе администрации Пеновского района отснял добрую сотню важных для истории снимков. Никогда не проходят бесследно для Алексея Фомина и многие другие события в жизни нашего региона.
Но его душа все равно всегда рвется на бескрайние Селигерские просторы, где его меткий объектив частенько бьет в самое сердце этой красоты. Рассветы и закаты. Глубокий зимний сон нашей природы и ее весеннее пробуждение. Летнее буйство красок и осенняя классика золотисто-багряных лесов. Фомину уже мало места на земле и он вновь, как и в детстве, разглядывает окружающий его мир с высоты. Но уже вовсе не через школьный «Любитель», а через «глазницы» вертолета. Небо, на его взгляд, самая удачная точка знакомства с Осташковом. Земной взгляд на наш город не дарит столько положительных эмоций.
«Бессонница» нашей жизни царит не только в пейзажах Алексея Фомина. В портретах мастера тоже достаточно ее щедрых отголосков.
Несколько суровые взоры бородатых священнослужителей, дарящие надежду на счастливую жизнь улыбки детей, а чем же хуже неподдельное счастье двух светских дамочек с огромной корзиной «горящих» на солнце лисичек. Настоящему фотографу – профессионалу на раздумья – считанные секунды. И именно из них он должен построить вечность.
Но не только это стало смыслом жизни Алексея Фомина. Несколько лет назад, завидев недоброе с исчезающей на глазах фототехникой прошлого, он тут же соорудил для нее из старенького штатива небольшой «ковчег». И вот уже более сорока исторических экспонатов дружно налегли на его плечи. Наряду с «Зенитами», «Сменами», «Киевами», «Зоркими» «ФЭДами» удачно примостился и его первооткрыватель «Любитель». Почетных мест удостоились «Кодак» 1932 года и «Москва» 1952 года.
На правах хозяина «салона фотостарины», разместившегося прямо в рабочем кабинете дизайнера, Алексей отвел отдельный стеллаж для прочей народной утвари, которую ему даровали посетители. Часть её он сам извлек из паутины старых чердаков. И вот уже утюгам и подковам стало тесно на офисных полках. Вся стать частный музей открывать.
В конце концов это дело может и закончиться, ведь в самый канун Нового 2012 года он лично познакомился с обладателем такого первого музея, что на площади Свободы, Игорем Афанасенко.
И я больше чем уверен, что их творческий союз непременно принесет пользу всем жителям и гостям Селигерского края.
Олег СЕВЕРОВ
На снимках: Алексей Фомин
и его работы
Фото автора и Алексея Фомина

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.