В небе над Селигером

Опубликовано 15 Ноя 2019. Автор:

В рамках нашей постоянной рубрики мы рассказали о лётчике Василии Сталине. Затем озвучили гипотезу, что легендарные «ночные ведьмы» совершали свои подвиги, в том числе, в небе над Селигером. Тему советской авиации в годы Великой Отечественной войны, в привязке к нашей местности, нам хотелось бы продолжить неким обобщением, посвященным аэродромам, коих на территории нашего района было несколько.

К сожалению, по сей день нет серьезных военно-исторических исследований, посвященных аэродромам Осташковского района времен войны. Посему, приступая к написанию этой публикации, мы заранее просим прощения у наших читателей, а также у офицера запаса, полковника Евгения Силкина, в очередной раз выступившего нашим консультантом по военной истории, за возможные ошибки и неточности.


Приказом Народного комиссариата обороны СССР 16 мая 1942 года на базе ВВС Калининского фронта была сформирована 3-я воздушная армия, в состав которой вошли истребительные, штурмовая и бомбардировочные авиационные дивизии. В дивизию, как правило, входило три полка. В условиях военного времени постоянно происходили передвижения и переформирования войск, потому сегодня довольно сложно точно сказать, в какое время на конкретном аэродроме находились те или иные авиационные полки. Также очень приблизительно мы можем судить о их задачах.


Понятно, что штурмовая авиация боролась с военными целями на поле боя, поддерживая наземные войска. Истребительная имела задачи поражать силы противника в воздухе. Бомбардировочная решала несколько задач, в том числе, изолировала районы боевых действий – поражала мосты, средства доставки грузов, лишала войска неприятеля поддержки, бомбила командные пункты, артиллерию, склады.


Исходя из поставленных задач, намечались аэродромы базирования. Как правило, они располагались на таком удалении, чтобы было исключено попадание по ним дальнобойной артиллерии.
На территории Осташковского района и по соседству было много аэродромов. Как действующих, так и ложных. У нас базировались истребительные, штурмовые полки, а позже и бомбардировочные. Где точно располагались аэродромы, сегодня мало кто вспомнит.

Важный узел между двумя центрами

– Надо понимать, в каком непростом положении оказалась наша авиация, – рассказывает Евгений Силкин. – В первый день немцы на аэродромах уничтожили 1200 наших самолётов. Остатки техники с необстрелянными в бою летчиками вступили в войну. К тому времени у немцев уже был реальный опыт. Они называли себя ветеранами.


Нас выручали сложная местность, огромная территория, запас техники, которую выгребали со всех загашников, человеческие ресурсы, и железная воля Сталина. Всё это позволило остановить немцев, не дать Гитлеру захватить Москву еще осенью 41-го. Наши войска сумели оправиться от удара в короткие сроки и отодвинули врага от столицы.


На протяжении войны силы противника стремились нарушить железнодорожное сообщение Москва–Ленинград. Исключить переброску войск между двумя крупными центрами и помешать их снабжению. На этом пути важным узлом являлась станция Бологое. Через этот узел проходили маршруты: Москва – Ленинград, Бологое – Полоцк, Бологое – Старая Русса, а кроме того, пути вели вглубь страны в направлении Вологды. Истории о том, как немцы бомбили следовавшие через Бологое и Осташковский район эшелоны, не раз уже звучали со страниц газеты «Селигер».


Аэродром «Дулово»

В 1939 году большое картофельное поле зехновского колхоза “На новый путь” было изъято из севооборота и переоборудовано во взлетно-посадочную полосу. Строили “на совесть и не скупясь” — специально разработали карьер, добывали песок и гравий, возили на поле, выравнивали и укатывали, уплотняли грунт. Получилось хорошо. Даже сейчас, спустя 76 лет, на карте со спутника видно, что перед нами летное поле аэродрома. Протяженность полосы 1,9 км. Аэродром получил имя по названию ближайшей деревушки Дулово, что южнее Зехново.


Много разных боевых авиационных частей дислоцировалось на этом фронтовом аэродроме. А с февраля по май 1943 года после тяжелых боев за Великие Луки, в Дулово базировался 32-й гвардейский истребительный Виленский орденов Ленина и Кутузова авиационный полк. Один из самых элитных авиаполков
Советского Союза, собранный из первоклассных летчиков-истребителей, для успешной борьбы против лучших летчиков Люфтваффе. Командовал полком в указанный период полковник Василий Сталин.


Также с аэродромом «Дулово» связана еще одна история, достоверность которой также предстоит еще проверить. Проезжая мимо Зехново, можно увидеть весьма примечательную березовую рощу. Есть версия, что посажена она в память о погибших воинах-летчиках. В 1943 году, когда на аэродроме базировался бомбардировочный полк, немцы провели рейд и сожгли 22 наших самолёта. По преданию, берёзок посажено по числу погибших.
После Великой Отечественной войны аэродром «Дулово» еще некоторое время находился в ведомстве наркомата обороны, а в конце сороковых был передан сельхозавиации. Использовался “кукурузниками” почти до середины 70-х годов.

Аэродром «Крапивня»

На снимке со спутника в районе деревни Крапивня можно увидеть еще один чёткий след от взлётной полосы, протяжённостью около двух километров.


В 500 метрах на северо-запад от поселения в 1941 году был аэродром «Крапивня». Во время войны здесь находился штурмовой авиа-
ционный полк. Знаменит он был тем, что в его составе был будущий лётчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза (единственный, кто удостоен первой звезды Героя за Великую Отечественную войну, а второй — за полёт в космос), заслуженный лётчик-испытатель СССР, генерал-лейтенант авиации Георгий Береговой.


Свой первый боевой вылет Береговой совершил именно с аэродрома «Крапивня». Осташков упоминается в биографической книге дважды Героя Советского Союза:


«<…> день, когда я с группой других лётчиков получил назначение на Калининский фронт, наступил для меня как-то неожиданно. А вскоре случилось то, чему поначалу я просто отказывался верить <…>. Явившись в пункт назначения, на один из фронтовых аэродромов в районе Осташкова, я услышал сразу и вместе те имена, которые впервые соединились ещё в моих мальчишеских грёзах <…>. Командующим 3-й воздушной армией был М. М. Громов, одним из её корпусов командовал Н. П. Каманин,
а дивизией, в которую входил мой полк, — Г. Ф. Байдуков. Три прославленных лётчика страны, три Героя Советского Союза, получивших это почётное звание ещё в мирные годы, <…> жизнь которых [я] брал для себя за образец».


— Береговой Г. Т.
«Три высоты»


Штурмовому авиационному полку в 1942 году ставилась задача поражать цели в районе захваченного противником Нелидова. В одном из боевых вылетов самолёт Берегового был сбит. Как мог, он дотянул до линии фронта и приземлился в лесу. От места вынужденной посадки лётчик отправился в путь пешком, таща на себе парашют и то оборудование, которое полагалось снять с потерпевшего аварию самолёта. В полк попал только на пятые сутки. Его уже и не ждали, полагали, что погиб.


– Штурмовики – самый гибнущий род войск, – комментирует Евгений Силкин. – В среднем до гибели самолёт успевал совершить 16 вылетов. Поэтому за 50 вылетов пилоту уже давали звание Героя. За годы войны Береговой совершил 186 боевых вылетов на штурмовике «Ил-2». За время войны таких самолётов было выпущено 38 тысяч. Практически все они были уничтожены. Хотя это была надёжная и хорошо защищенная техника. Немцев, однако, хорошо обучали с ними справляться.


В послевоенные годы на базе аэродрома «Крапивня» пытались построить запасной аэродром андреапольского полка. В конце 70-х решили сделать бетонную полосу. Даже начались какие-то работы. Выкопали «корыто», засыпали его щебнем, подвели к аэродрому свет. Аэрофлот предложил использовать аэродром и в гражданских целях. Протяженность взлётно-посадочной полосы была 2 км, а нужна была 2,5. Оба конца её упирались в торфяники. Предстояла непростая работа. Приближался олимпийский год и к вопросу предложили вернуться после. Да так всё и бросили.

Другие аэродромы

Ещё один наш аэродром находился в районе деревни Заборье. Близ него у островка на дне озера Серменок были обнаружены останки штурмового самолёта ИЛ-2.


Истребительная авиация базировалась на аэродроме Липовец близ Жданово. Запасный аэродром располагался на поле деревни Мартюшино.


В зимний период взлётно-посадочные полосы организовывались на льду многочисленных озёр Осташковского района. Существовал аэродром на озере Каменное у деревни Щучье. Близ деревни Лежнево, где были найдены останки девушек-летчиц, на озере Мелкое также была организована взлётно-посадочная полоса.


На льду близ Осташкова и острова Кличен находились аэродромы самолётов «У-2», которые выполняли связные и разведывательные рейсы.


Уже не в нашем, но соседнем Фировском районе находился аэродром близ деревни Градобить. Он примечателен тем, что именно с него 4 апреля 1942 года младший лейтенант 580-го авиационного полка Алексей Маресьев на истребителе «Як-1» совершал боевой вылет на штурм аэродрома противника Истошно, находившегося в Демянском котле. Самолёт Маресьева был подбит и совершил вынужденную посадку в районе озера Селигер. Через 18 суток обессиленного летчика обнаружили местные жители в трёх километрах от деревни Плав. Врачам удалось спасти жизнь Маресьеву, но из-за начавшейся гангрены ступни ног пришлось ампутировать. Несмотря на инвалидность, Алексей Петрович сумел добиться возвращения в авиацию. Уже на протезах, участвуя в боях на Курской дуге, он сбил семь самолетов противника, доведя общий счет своих побед до 11.

Наши поля и озёра
полны историй

Немало страшных и героических историй хранят наши поля, леса и озёра. Наш долг их услышать, запомнить и передать.
– Совсем недавно я узнал историю, которая произошла на озере Истошенское Демянского района, – рассказывает Евгений Силкин. –На это озеро в декабре 1941 года (точной даты никто не знает) приземлился наш лётчик. За посадкой наблюдал рыбак.
Самолёт приземлился, убрав шасси. Рыбак в замешательстве.

Подходит к нему наш лётчик и интересуется, где находится штаб? Рыбак отвечает, что территория занята немцами и есть тут штаб, да только он не наш. Потерял ориентир, значит, пилот и приземлился не на то озеро. А тут уже и немцы бегут к самолёту!


Наш лётчик достал пистолет, протянул его рыбаку и попросил сделать выстрел. Не смог рыбак. Тогда лётчик схватил оружие и побежал в сторону леса. Немцы за ним. Прозвучали выстрелы.
Бойца похоронили, а самолёт нашего пилота немцы приказали затопить, чтобы он не мешал их аэродрому. Имя лётчика по сей день неизвестно.


Лев ГАНИН

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.