Солдаты Великой Победы

Опубликовано 05 мая 2012. Автор:

Ежегодно рано весной прошедшая Великая Отечественная война врывается в дела и планы людей, которые называют себя поисковиками. Тает снег, и бывшие поля сражений зовут к себе. Этот зов сродни генетической памяти. Мы, рожденные в первые послевоенные десятилетия оставшимися в живых солдатами великой войны, снова отправляемся туда, где понятия героизм, честь и Родина когда-то слились воедино. Это – традиционная Всероссийская Вахта Памяти.
Завтра эта память уведет нас в леса и болота уже двадцать третий год подряд. Уходя на места былых сражений, мы ждем и предчувствуем встречу с без вести пропавшими солдатами войны. Они, до сих пор безымянные, ждут нас уже седьмой десяток лет. Так получилось в нашем государстве, что последний долг погибшим защитникам Отечества отдают поисковики. Стоя на коленях в каком-нибудь окопчике, воронке, ямке, склоняются над останками солдат, погибших и забытых на той — Великой Отечественной войне. И говорят им последнее: «Простите нас за то, что лежите не в братской могиле у людей на виду, а в этом Богом забытом заросшем бурьяном углу».
Наш Осташковский район изрезан шрамами траншей, окопов, противотанковых рвов. В глухих лесах стоят ДОТы, ДЗОТы, виднеются скелеты блиндажей, землянок. По этим шрамам мы знаем: здесь наши держали оборону, здесь попали в окружение, здесь умирали в полевом лесном госпитале. Но война неохотно раскрывает свои тайны. И появились места бывших боев затоптанные и поруганные лесорубами — там все стерто с лица земли и навечно уничтожена Память о войне.
Где принять пулю и упасть на родную землю, солдаты войны не выбирали: — где застала смерть, там и полегли. Лес — так лес, огороды в какой-нибудь деревушке — так на пахоте. И никто их, ушедших в небытие, никогда уже не сосчитает…
Сегодня общественная организация «Научно-исторический военно-патриотический отряд «ПОИСК» г.Осташкова и Осташковского района помнит, ищет, отдает последний долг павшим за нас и Отечество солдатам, пропавшим без вести в пожаре войны.
Часто приходится отвечать родным и близким погибших солдат. Однажды пришлось послать такой ответ:»…Действительно, Ваш брат, Пацев Иван Григорьевич, при освобождении деревни Болошово Осташковского района погиб и захоронен в 1,5 км западнее деревни на безымянной высоте вместе с 16-ю погибшими в этом же бою солдатами.
В 50-е годы место братской могилы было стерто с лица земли. Сейчасмы ищем место захоронения Вашего брата. Надеемся, что сможем пригласить Вас на торжественное перезахоронение его останков в братскую могилу на новом кладбище г.Осташкова». В ответ мы получаем гневные письма о растоптанной памяти. Государство ещё не принесло слова покаяния и прощения родным и близким пропавших без вести защитников Отечества. Власть забыла, кому русская земля обязана тем, что осталась русской.
Военное лихолетье самых первых, самых тяжелых месяцев войны 1941 года легло на плечи солдат и офицеров, первыми вставших на пути немецко-фашистских орд. И даже сегодня, спустя семьдесят лет, мы очень мало знаем о событиях отступлений, окружений наших войск в первые месяцы войны. Даже в Центральном архиве Министерства обороны сохранилось немного материалов и документов. Это касается и нашего Осташковского района.
Две недели в сентябре 1941 года сражалась у Свапуще-Коковкино 5-я стрелковая дивизия, сдерживая первую, самую мощную волну гитлеровского наступления на Осташков. По семь раз за день деревня Коковкино переходила в рукопашных схватках из рук в руки. На тот момент эта была единственная дивизия, которая вела бои в «полуокружении». В эти дни в оперсводках 27-й Армии указывается, что остальные дивизии окружены полностью. Три дивизии пытаются вырваться из окружения к западному берегу озера Селигер. Четверо суток о них нет никаких сведений. Но прорвав кольцо окружения, к озеру Селигер выходят: 33 стрелковая дивизия (1200 человек),185 стрелковая дивизия (200 человек), 188 стрелковая дивизия не вышла вообще. Спустя семьдесят лет о судьбе 188-й дивизии так ничего и не известно.
33-я стрелковая дивизия в районе Заплавья становится в оборону и пополняется, 185-я дивизия выводится на переформирование. Иногда дивизии имели по четыре-пять формирований — выходит, что почти весь предыдущий состав дивизии погиб в боях, — а это десять-двенадцать тысяч (!) человек,- но не опозорили честь и знамя дивизии. Убитых хоронили наскоро в доступных местах — воронках, окопчиках, а то и в подполах сгоревших домов (как в деревнях Борутино, Лохово Осташковского района). Хуже, когда оставляли на поле боя. И тогда закапывал противник. Этим солдатам запись в документах части — «пропал без вести» ставила точку в судьбе и на честном имени. И несло огромное горе родным и близким.
Наши дни. Заброшенный и заросший бурьяном огородик в деревне Коковкино. Стоит заколоченный дом — умерла вся семья. Справа и слева такие же дома и огороды, но там жизнь. Вымершая семья так и не узнала, что сажала картошку на огороде на останках 38 солдат и офицеров. Почти в середине огорода яма с останками наших солдат. Закапывали их немцы, лежат совсем неглубоко — и метра нет, просто сброшены вповалку в яму. Судя по останкам — худенькие неокрепшие пацаны. У нескольких солдат черепа проломлены немецкой саперкой – значит, смерть свою приняли в рукопашном бою. Может, это была их первая рукопашка, а может, седьмая за день. В восемнадцать лет поднимались навстречу смерти. В Центральном архиве Министерства обороны нашлась одна запись о тех боях за Коковкино. «…Особо отличился командир полковой разведки 190 стр.полка лейтенант Сергеев. Он совершал дерзкие вылазки и в тыл врага. Немецкие солдаты знают отважного разведчика по ИМЕНИ и ФАМИЛИИ: под Коковкино в рукопашной схватке, уничтожив до десятка немцев, герой сложил свою голову. Здесь же погиб прославленный в прошлых боях командир батареи 45 мм пушек старший лейтенант Романчик..»
Обратите внимание: немцы знали героя лейтенанта Сергеева, а мы нет, и скорее всего, никогда не узнаем. В яме нашли всего один медальон. В записке, размокшей и чуть живой, — список мелким почерком. Первая и единственно кое-как читаемая фамилия «Бурков Родион Акимович». Скорее всего, не было медальонов у ребят. Командир взвода в короткой передышке между боями записал в свой медальон своих солдат в надежде, что не исчезнут они безымянными с лица земли…
В 5-й стрелковой дивизии «Списки безвозвратных потерь» начинаются с 1 ноября 1941 года. Это уже второе формирование дивизии. А тех, кто шел в рукопашный бой у Коковкино в сентябре 1941 года, ни в какие списки не вписали — они просто исчезли в пламени войны.
Из документов 5-й стр. дивизии видно, что на 12 сентября 1941 года в трех полках оставалось «по 150-200 штыков». 600 бойцов от десяти тысяч. Десятки дивизий, целые армии исчезали в мясорубке первых боев Великой Отечественной войны.
Почему же почти за месяц кровопролитных боев фашисты так и не продвинулись к Осташкову? В ноябре 1941 года под Москвой уже в гораздо большем масштабе советские солдаты и офицеры проявят подобный необъяснимый (с точки зрения врага) массовый героизм и мужество.
Цену солдатского подвига не определит никто и никогда. Как никто не сможет утверждать, что дань памяти и благодарности отданы всем погибшим защитникам Отечества в страшной, тяжелой войне, названной Великой и Отечественной…
Елена Моисеева, командир НИВП
отряда «ПОИСК»


НИВП отряд «Поиск» г. Осташкова поздравляет ветеранов Великой Отечественной войны, жителей и гостей нашего района с великим праздником Победы. Желаем здоровья, благополучия и процветания. Отряд «Поиск» благодарит поисковиков всех поколений за безвозмездный труд по восстановлению памяти погибших и пропавших без вести защитников Отечества. Мы благодарим наших спонсоров и друзей за моральную и материальную поддержку в трудные дни выживания отряда «Поиск» г.Осташкова.

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.