Как было обещано, возвращаемся в бывшую усадьбу Пущиных Максимово, оно же Корнево (см. «Селигер» от 22 января «В поисках следов «друга бесценного!»).

Сверим координаты. Согласно сборнику «Край Селигерский: вчера, сегодня, завтра» (Ржев, 2008), «Корнево (на карте 1848 г. – Сергеево) – бывшая помещичья усадьба в 1 км к востоку от деревни Игнашовка Свапущенского сельского поселения и от места впадения речки Песчинки в Щеберёху. В настоящее время от усадьбы сохранились остатки фундамента барского дома, девять лип бывшего господского парка и старый деревянный дом. Последним владельцем усадьбы был Фадеев В.В.».

Тизина(?), Наташа и Тамара помогают Ваньке и Варе убирать сено в саду

Из этих скупых сведений можно понять, что наследники осташковского дворянина, поручика И.Ф. Пущина, двоюродного племянника декабристов Ивана и Михаила Пущиных, продали свое наиболее значительное поместье на территории Осташковского уезда. Фамилии Фадеевых мы не находим в списке дворян Тверской губернии.

Неудивительно: к началу XX века у разорившихся дворян усадьбы перекупали разночинцы и даже разбогатевшие крестьяне.

Как видим, не сохранилось и самой усадьбы. Зато совершенно неожиданно нашлись бесценные фотосвидетельства и крупицы сведений о людях, изображенных на снимках.

На ресурсе smollbattle.ru при поиске «Корнево» выскочила страничка:
«В домашнем архиве обнаружились два альбома с цветными (!) фотографиями картин сельской жизни в имении «Корнево» Осташковского уезда, — пишет на форум некто с ником P/o Bibirevo. — Многие фотографии подписаны. Например: «Жнут яровые. Таня и Соня Носович, Люся и Тамара». Упоминаются соседние деревни или имения. «Мама с Наташей едут в Свапущу», «Лето 1915 в Бухвостово», «Вид на Корнево со Рвеницкой дороги», «Вид со Свапущенской дороги на Корнево». Есть общие фотографии на крыльце с перечислением всех имен (без фамилий)…»

Первой была общая фотография; по всей вероятности, прием в какой-то усадьбе. Обычно такие приемы устраивал предводитель уездного дворянства. Увы, так как ни сами усадьбы, ни фотографические свидетельства практически не сохранились, пришлось с лупой сравнивать антураж крыльца с фрагментами снимков помещичьих домов Толстых, Ребиндеров, Носовичей. Нет, не то. И уж, конечно, это не дом в самом Корневе. (Здесь сделаем оговорку: к моменту фотосессий начала XX века в поместье еще сохранился двухэтажный каменный дом, к которому вела изрядно заросшая липовая аллея. «Былое Корнево» — так атрибутировались фотографии. Новым хозяевам содержать большой дом было не с руки; по всей вероятности, теперь усадьба имела сезонное назначение).

В Кожине у Носовичей Таня, Тамара, Люся и Наташа

Судя по снимкам 1914-1916 годов, выложенных автором поста, в Корневе находился довольно скромный хозяйский дом, тем не менее, не лишенный дворянских атрибутов в убранстве: пианино, полукресла, задрапированные по-городскому дверные проемы. На одной из фотографий видим, как отъезжающих хозяев выходят на крыльцо провожать домочадцы и прислуга в белых передниках (как в «Аббатстве Даунтон»). Также видим хозяйственные постройки.

Подборка отражает быт и развлечения господ: поход за грибами, поездки в храм, в гости, катание на катере по Селигеру. Из Москвы приехал Павлик с велосипедом. Запечатлен крестьянский труд и посильная помощь господ в страде, портреты крестьян.

Вот милый снимок: «Тамара и Люся на Гнедушке едут в Кожино». Сегодняшние эксперты принялись гадать, взглянув на современную карту местности: «Интересно, сколько занимала поездка на Гнедушке из Кожино в Корнево? Если на машине два часа, и то если она имеет хорошую проходимость: путь по бездорожью»…

Тамара и Люся на Гнедушке едут в Кожино

Знатоки дают ответ: «Расстояние между Кожино и Корнево по современной «дороге» около 20 км. В кавычках потому, что до Кожина порядка 3 км дороги нет, вернее есть, но однако трактор нужен. Во времена Носовичей (владельцы Кожина – ред.) была другая дорога, даже не одна, расстояние примерно около 10 км. Если взять среднюю скорость Гнедушки приблизительно 10 км/ч., она доедет быстрее, чем посчитали на машине…»

Увы, кроме как имен или даже инициалов, в подписях нет фамилий, чтобы хоть как-то привязать к современным сведениям. «Энэн» есть, а «Вэвэ» (инициалы Фадеева) — нет.

Впрочем, народ по историческим сайтам тоже ходит продвинутый. Подсказку дала фамилия соседей и друзей наших корневских помещиков – Носовичей.

«Люди на фото с удивительными судьбами. Носовичи: Дмитрий Павлович (27.05.1862 г. — 20.10.1925 г.) — сын директора 1-го кадетского корпуса в Санкт-Петербурге Павла Ивановича и Софьи Дмитриевны (урож. Маслова). Татьяна и Софья — его дочери. В деревне Кожино Польской волости Демянского уезда Новгородской губернии была у них усадьба. Рядом, в усадьбе Исаково, находился родовой дом Носовичей, который перешел младшему брату Павла Ивановича — Сергею Ивановичу, бывшему губернатору Иркутской области». Кстати, Исаково тоже есть на фото, стоит на берегу озера Лаптево.

А вот судьба самого Дмитрия Павловича незавидна: действительный статский советник, представитель Екатеринодарского биржевого комитета был репрессирован в 1925 году. Его брат Владимир Павлович, известный юрист, председатель Тверского окружного суда (1906—1911), сенатор, эмигрировал во Францию, затем переехал в Белград, где скончался в 1936 году.

А пока – «вальсы Шуберта и хруст французской булки». Шел 1916 год…

Наталья Николаева

P.S. Для интересующихся: кто же в предреволюционные годы в российской глубинке, (кроме Прокудина-Горского) снимал «цвет»? Увы, не доехал Сергей Михайлович ни до Корнева, ни до Кожина. Это всего лишь цветная ретушь фотопленки.

nomortogelku.xyz

Добавить комментарий