nike nfl jerseys Новостной портал Селигерского края » Лесной богатырь-художник

Лесной богатырь-художник

Опубликовано 16 Янв 2015. Автор:

Iwan_Nikolajewitsch_Kramskoj_005
Много легенд и поэтических сказаний возникло в нашем крае за прошедшие века. И в каждой из них проявляется характер народа, склонного к поэтическому и художественному восприятию окружающей его природы. Недаром на селигерских берегах рождаются замечательные художники, чьи работы украшают иконостасы церквей, стены храмов, музеев и галерей, а картины исполняются в различной технике. И недаром озера и леса Селигерского края притягивали великие имена, чьи произведения составляют славу русского живописного искусства. Я расскажу о том, что происходило с одним из них на самом деле, основываясь на его письмах и свидетельствах современников. В конце девятнадцатого века он отправился на свой страх и риск к истокам Волги по древнему селигерскому пути. Звали его Иван Иванович Шишкин. С лёгкой руки племянницы он получил имя «Лесной богатырь-художник» (Л.Т.Комарова «Книжки недели, 1899, ноябрь, с.7-35, декабрь, с.42-68).
История
почтовой переписки
Ещё зимой 1890 года друзья-художники, обсуждая планы на лето, решили отправиться в Тверскую губернию. Евгений Петрович Вишняков* давно мечтал побывать в знаменитом на всю Россию селигерском монастыре – Ниловой пустыне и попробовать добраться до истоков Волги, по пути фотографируя наиболее интересные эпизоды путешествия. Ивана Ивановича Шишкина эта идея сразу же увлекла. В прошедшем году он написал один из самых замечательных этюдов «Золотая осень». В этюде ему удалось так изобразить воду осеннего озера, что, по общему мнению современников, её никогда ещё не видели такой на полотнах художника. Продолжить живописать воду в сочетании с любимым лесом северной России явно входило в творческие планы Ивана Ивановича перед поездкой на Селигер.
Уже 4 апреля 1890 года Шишкин, понимая, что предполагаемый летний маршрут им абсолютно неизвестен, обращается в письме к Е.М.Хруслову** за помощью:
«Добрейший Егор Моисеевич, ещё к Вам просьба. Вы как-то говорили, что знакомы с Морозовым – владельцем лесов и вод на истоках Волги, нас едет туда почти целая компания, в числе коих и Репин. Нельзя ли будет заполучить от владельца что-либо вроде открытого листа, что ли, или вообще каких-либо практических сведений, которые нам очень необходимы, потому что мы не имеем ничего, почти никакого понятия о местности, кроме Ниловой пустыни, (и то только знаем название)- если можно. Егор Моисеевич, спросите и сообщите нам».

*Евгений Петрович Вишняков (1841 — 1916) – художник-фотограф, коллекционер художественных предметов, генерал от инфантерии, георгиевский кавалер. В своих фотографических работах предпочитал пейзажные мотивы. Многие художники использовали фотографические работы Е.П.Вишнякова для написания этюдов. Участник многочисленных фотовыставок, как в России, так и за рубежом. Действительный член Императорского Географического Общества. Могила Е.П.Вишнякова неизвестна.
**Егор Моисеевич Хруслов (1861 – 1913) – живописец. Пейзажист. Учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Участвовал в качестве экспонента на XVII и XVIII передвижных выставках. Был уполномоченным Товарищества Передвижных Художественных выставок по организации выставок и с 1899 по 1913 г. – хранителем Третьяковской галереи.

В зимнем Петербурге Илья Ефимович Репин ещё не приступил к завершению работы над «Запорожцами» и поэтому легко согласился быть попутчиком Вишнякову и Шишкину в этом путешествии. Но уже весной его планы поменялись. Работа над картиной «Запорожцы пишут письмо турецкому султану Магомету IV» требовала от него поездки на нижнюю Волгу, Дон и Крым в поисках натуры и для изучения деталей быта той эпохи. В письме к Е.М.Хруслову 11 мая 1890 года Шишкин пишет по этому поводу: «А Репин, кажется, нас поднадует, он едва ли поедет, ну всё равно, мы трое едем непременно. Сказать точно, когда выезжаем, не могу. Примерно от 20 до 25 мая. Ищем 4-го компаньона вместо Репина, да всё нет желающих. А троим не всегда удобно располагаться на наших доморощенных экипажах». Кто же был третьим попутчиком в этом путешествии, не выяснено до сих пор. Ни в письмах Вишнякова и Шишкина, ни тот и ни другой не называют его имени. Не назван он будет и в книге Евгения Петровича «Истоки Волги», вышедшей в Петербурге в 1893 году с замечательными фотографиями автора. Скорее всего, имя третьего попутчика мы так и не узнаем. Да и четвёртого спутника будущим путешественникам так и не удалось найти.
Егор Моисеевич тут же начал хлопотать по просьбе художника и, зная это, 11 мая Шишкин пишет Хруслову:
«Егор Моисеевич,
Несказанно Вам благодарен за Ваши хлопоты по предлагаемой нашей поездке. Вы дали сведения уже достаточные, чтобы не заблудиться и иметь местами даже приют. А если г. Савельев будет так добр, пришлёт нам маршрут, то это будет совершенно достаточно. Памятную книжку Тв. губ. мы выпишем».
22 мая Иван Иванович получает из Москвы официальный документ от директора лесного Товарищества:
«Приказчикам зашлюзных рощей Крупскому, Щербакову и другим
Правление поручает Вам принять сего Ивана Ивановича г. Шишкина и его товарищей, показать им лес и озёра во владениях Товарищества, предоставив им помещение в лесных конторах и все возможные удобства. Директор Я. Гартунг» (ОР ГПБ, ф.801, ед.хр.104).
Итак, маршрут поездки к концу мая был определён – необходимо было доехать на поезде из Петербурга до Вышнего Волочка и на почтовом дилижансе добраться до Осташкова. В городе предполагалось нанять лодку с гребцами для поездки по озеру Селигер до Ниловой пустыни и до большого села Свапуще. В Свапуще надо было нанять подводы для перевозки путешественников к Верхневолжским озёрам и истоку Волги. Пока, сидя в Петербурге, художники слабо представляли себе, с какими трудностями им придётся столкнуться на предполагаемом пути.
Однако, в поезде путникам повезло. Их попутчиком по вагону оказался житель осташковского уезда, лейтенант Пётр Иванович Пущин. Он дал художникам множество дельных советов, снабдив их запискою к свапущенскому жителю по имени Иуда, с тем, чтобы тот выделил им подводы до истока Волги. Спустя два года, благодаря Илье Фёдоровичу Тюменеву, посетившему Селигер и истоки Волги вместе с замечательными русскими художниками, имена которых вписаны золотыми буквами в российскую историю живописи, мы узнали фамилию Иуды – Васильев. Но о Тюменевском походе предстоит отдельный разговор, выходящий за рамки данной статьи.
А пока, в Осташкове была нанята новая лодка с гребцами, и она отошла, взяв на борт художников, хмурым майским утром от одной из пристаней города. Обогнув мель острова Кличен, в так называемых Чёртовых воротах путешественники попали в коварный селигерский шторм. Было принято единственно правильное в данной ситуации решение – пристать к острову Городомля, спрятавшись от ветра за островным, высоким сосновым лесом. Художников на берегу встретил мужичок-сторож Гефсиманского скита и его, дурашливого вида, помощник. Сделав фотографии гостеприимного хозяина, путешественники, как только ветер стих, отправились к Ниловой пустыни и устроились на ночлег в монастырской гостинице.
Последующие дни художники провели за работой. Вишняков бродил по острову в поисках лучших точек для фотографирования и сделал несколько удачных снимков, которые впоследствии вошли (всего 5 снимков) в его книгу «Истоки Волги». Иван Иванович Шишкин выполнил несколько эскизов рощи, принадлежащей монастырю, с различных точек. Они послужили основой для создания трёх этюдов. На его персональной выставке в стенах Академии художеств эти этюды получили от автора следующие названия: «Роща, принадлежащая Ниловой пустыни», «Старая сосна в Ниловой пустыни» и «Лес Ниловой пустыни».
Отведённые две недели на путешествие быстро таяли, а ещё предстояло побывать на истоке реки Волги и дойти по верхневолжским озёрам до бейшлота, а затем по Волге до Ржева. Нанятые в Осташкове гребцы с первого же дня стали злоупотреблять вином, и художникам хотелось, как можно быстрее добраться до Свапуще и там рассчитаться с ними за поездку.
Достигнув свапущенского берега, они расстались с гребцами, отыскали Иуду Васильева и наняли у него подводу с лошадьми для поездки к истоку Волги. Дорога до деревни Коковкино заняла немного времени. Здесь они решили остановиться в доме Смирнова – арендатора вод верхней Волги. Надо было не только передохнуть перед тяжёлым пешим походом к истоку Волги из-за дурной дороги, но и переждать холодную погоду. После путешествия Иван Иванович, в каталоге персональной выставки 1891 года отметил: «Малочисленность этюдов с верховьев Волги была обусловлена как не совсем благоприятной погодой — во время поездки (стояли холода), так, в особенности, чрезвычайно дурными дорогами для проезда к верховьям. Приходилось с большим трудом двигаться по топям, болотам и грязям при почти полном безлюдье этой стороны». (Лев Анисов. Шишкин. ЖЗЛ. М., Мол. гв., 1991, вып.714, с.269.; Иван Иванович Шишкин. Переписка. Дневник. Современники о художнике. Сост. и вступ. Статья И.Н.Шуваловой. Л., Искусство, 1978).
Побывал ли сам Шишкин у истока Волги? На этот вопрос нет ответа ни в письмах художника, ни в тексте книги Вишнякова, ни на фотографиях, в изобилии представленных в этом издании. Но есть названия этюдов, которые он написал, живя в Коковкино. Таких работ всего четыре: «Первый мостик через Волгу», «Лесная глушь в начальном течении Волги», «Часовенка над ключом, дающая начало Волги» и этюд, который, по свидетельству И.Ф.Токмакова, ( Город Осташков Тверской губернии и его уезд. М., 1906, с.370) был подарен художником семье Смирновых, за кров и гостеприимство. И если первые три этюда были выставлены И.И.Шишкиным на персональной выставке 1891 года, то местонахождение подарка до сих пор неизвестно. Скорее всего, эту картину никто не искал и, возможно, даже не интересовался её судьбой. Если в семье Смирновых, коковкинских жителей, этюд Шишкина передавался из поколения в поколение, то есть надежда, что мы когда-то увидим это произведение великого мастера лесного пейзажа.
Существующие документы не сообщают нам о том, когда художники покинули деревню Коковкино. Лишь только фотографии Е.П.Вишнякова дают возможность проследить их маршрут по верхневолжским озёрам вплоть до Ржева. Отсутствие выставочных картин на персональной выставке в ноябре-декабре 1891 года, на которых были бы изображены пейзажи верхневолжских озёр, заставляет нас сделать предположение. Оно заключается в том, что недомогание или непогода заставили И.И.Шишкина вернуться в Осташков и уехать в Петербург раньше своих попутчиков, а не продолжить с ними путь до Ржева.
Уже 18 июня 1890 г. из Петербурга он пишет письмо дочери, поздравляя её с замужеством, и вскоре уезжает в Финляндию.
Сенсационная
находка
На протяжении многих лет, мне хотелось хоть одним глазком посмотреть на работы, созданные Иваном Ивановичем Шишкиным в его путешествии по Селигерскому краю. Это желание то появлялось, то исчезало, заслоняясь различными делами. И вот, наконец, задумав написать статью об этом путешествии художника, я с удивлением обнаружил, что не только я, но и специалисты, искусствоведы и писатели, занимающиеся творчеством Шишкина, их не видели. Поняв это, я обратился с письмом к писателю Льву Михайловичу Анисову – автору книги «Шишкин» из серии ЖЗЛ (Лев Анисов. Шишкин. М., Молодая гвардия, 1991):
Л.А.Рыбаков – Л.М.Анисову, 7 ноября 2014 г.
Уважаемый Лев Михайлович!
Обращаюсь к Вам, как к последней инстанции, с просьбой помочь мне познакомиться с картинами Ивана Ивановича Шишкина, о которых Вы написали на с.268-270 Вашей замечательной книжки о художнике в серии ЖЗЛ изд. 1991 г. Мой интерес вызван работой над книгой о знаменитых художниках конца XIX века, посетивших Селигерский край. Среди них, помимо И.И.Шишкина и Е.П.Вишнякова, А.П.Рябушкин, И.Ф.Тюменев, В.П.Павлов и В.В.Беляев. Последняя четвёрка художников повторила маршрут И.И.Шишкина в 1892 году и оставила, благодаря И.Ф.Тюменеву и его путевым заметкам, замечательные рисунки.
Если Вы не обладаете копиями картин и этюдов Ивана Ивановича, выполненные художником в Ниловой пустыни и в верховьях Волги, но можете направить меня к людям и организациям обладающих этими копиями, или сможете дать ссылки на издания, в которых они помещены, то я буду крайне признателен Вам.
С уважением Лев Анатольевич Рыбаков
В тот же день я получил пространное письмо от писателя, в котором он сообщил, что Валентин Михайлович Сидоров (уроженец Тверской земли) и бывший первый секретарь Союза художников России сказал ему в телефонном разговоре, «что тоже очень интересовался работами Шишкина, связанными с Ниловой пустыней, но разыскать их местонахождение не смог». Галина Сергеевна Чурак, зав.отделом русской живописи второй половины XIX века, посоветовала обратиться в отделы рисунков Третьяковской галереи и Русского музея. Я последовал этому совету и написал письмо в Русский музей и Академию художеств Санкт-Петербурга.
Из Русского музея пришло сенсационное сообщение. В отделе рисунков музея был обнаружен один рисунок И.И.Шишкина инв.№ Р-54061. На нём есть надпись: Ниловская пустынь, 1890, май. Бумага, графитный карандаш, размер 15,8 х 24,2. Увидят ли его жители Селигера и Ниловой пустыни, зависит теперь от наших официальных учреждений и монастыря, которые смогут приобрести у музея фотографическое изображение рисунка.
А мои поиски других селигерских работ* «Лесного богатыря-художника» продолжаются. И, как говорят в народе, тому, кто впервые захочет выиграть, обязательно повезёт! Да будет так!
*К селигерской работе, истины ради, следует отнести «заглавную виньетку» (по замечанию Е.П.Вишнякова, сделанное им на стр.16 книги «Истоки Волги»), изображённую «художником Ив.Ив.Шишкиным» в книге автора (рис. 3).
Лев Рыбаков

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.