Былинный град, Ильмень-озеро и как открыть Селигер заново

Опубликовано 26 Авг 2016. Автор:

Маленькое путешествие за границу Осташкова,
отдых на родных берегах и не только

Свой долгожданный летний отпуск я, как и большинство россиян, провел в пределах страны. В первой его части мне все же удалось выбраться за границу, но лишь района и Тверской области. Вторая же прошла в пределах малой родины – то есть на Селигере.

Еще в июле, потыкав мышиным курсором в карты, рядом с Осташковом мы неожиданно для себя открыли Новгородскую область в доступной близости. Возликовав от такого географического открытия, условились, что нам непременно надо туда.
В путь отправились на легковом автомобиле по маршруту: через деревню Свапуще на Демянск по грунтовке, далее посещение Старой Руссы (её хотелось сравнить с Осташковом), ночевка на Ильмене, а затем к Великому Новгороду. Самой экстремальной частью оказалась ухабистая грунтовка. На каждой кочке было слышно, как в кармане звенят последние гроши, как бы намекая, что им суждено быть потраченными не на развлечения, а на последующий ремонт подвески. Зато в самом Демянске и далее дорога стелилась скатертью.
Городок Старая Русса (на шесть веков старше Осташкова) расположен в месте впадения реки Порусья в реку Полисть. По первым впечатлениям это довольно типичная провинция со всеми присущими этому понятию достоинствами и недостатками. К первым сразу хотелось бы отнести дороги и особое дореволюционное обаяние. В Старой Руссе в основном дома в два-три этажа, что связано со спецификой грунта (почва здесь глинистая). А к недостаткам – то, что многие домишки, особенно спрятавшиеся на живописных окраинах, нуждаются в серьезном ремонте. И все же, в сравнении с Осташковом, городок выглядит более ухоженным.
В городе с почти 30-тысячным населением работает несколько крупных предприятий: авиационный ремонтный завод (он повстречался нам на въезде), химмаш, «Старорусприбор» и другие. В десятку крупнейших входит и курорт Старая Русса, куда мы направились в первую очередь.

Санаторно-курортный комплекс, предлагающий грязи, минеральные воды и многие другие оздоровительные процедуры, нас приятно удивил. На площади в 50 гектаров расположились пруды, фонтаны, лесопарковые зоны, детские, игровые и спортивные площадки, скульптуры, многочисленные цветочные клумбы и даже свой небольшой пляж.
Внешне большая часть корпусов выглядит достойно, но единственным зданием, которое нам удалось увидеть изнутри, стала питьевая галерея. Она нас сильно разочаровала: обшарпанная снаружи и довольно бестолковая внутри галерея скорее походила на вокзал. В ней можно было обнаружить несколько стеклянных павильонов с сувениркой (они занимали основную площадь), какие-то запущенные растения и малопрезентабельные краны с минеральной водой. В углу был обнаружен огромный алый флаг с дедушкой Лениным. Очевидно, что интерьер здесь не обновлялся с уже далекой советской поры. Под тяжелыми покрывалами скрывались стеллажи со снимками. Что на них – неизвестно. Экспозиция находится на реконструкции.
Далее мы посетили Дом-музей Ф.М.Достоевского на набережной Перерытицы, ставший первой недвижимой собственностью писателя. На втором этаже в шести комнатах были представлены подлинные вещи Федора Михайловича и членов его семьи, фотографии, документы, прижизненные издания его произведений, мебель того времени. Здесь были написаны «Бесы», «Подросток», «Братья Карамазовы» и другие произведения.

Мы с большим интересом рассматривали многочисленные детали интерьера XIX века. Письменный стол, казалось, только мгновение назад был оставлен новатором русского реализма. Большой стол на пять кувертов в одной из комнат ждал Достоевского к ужину. Поверьте, мы кожей ощущали незримое присутствие писателя, и лично мне это чувство показалось гнетущим.
Завершили наше пребывание в Старой Руссе посещением музея-реконструкции средневековой усадьбы рушанина (так именовались жители Руссы). На огороженной частоколом территории комплекса располагается терем, хоздвор, кузня, солеварня (основой экономики города долго оставались соляные промыслы) – все строения из огромных тёсаных брёвен в старорусских традициях. Строительство комплекса еще продолжается, но уже сейчас этот объект служит местом притяжения туристов. Во многом благодаря бойким экскурсоводам. В лавке помимо привычных сувениров продавались чай, хлеб и целебная соль.

Всего в нескольких километрах от города близ деревни Коростынь мы разбили наш палаточный лагерь. В пяти метрах от него – крутой спуск с обрыва. По этой глинистой и опасной тропинке хоть как-то можно было подойти к живописному южному берегу Ильменя.

Трудно описать эмоции, которые родились у нас при виде огромной, лишенной привычных нам островов, линзы былинного озера, словно помещенной в чашу с высокими краями. Погода была ясная, но противоположную сторону не увидишь. Позже мы узнали, что до нее без малого 40 километров. Ступив на каменистый берег, я еще раз восхитился непохожести Ильменя и Селигера. Вспомнил древнюю легенду, повествующую о том, что Селигер и Ильмень братья, которые влюбились в одну и ту же девушку – Волгу. Напоминаю, что наше озеро получило Волгу, а к ней в придачу проклятье от завистливого братца – кривые бока и 100 горбов.
Конечно, довольно скоро мы не удержались и полезли в воду. Она имела коричневатый цвет из-за примесей торфа. Ступать по гальке было непривычно и малоприятно. Вода прохладная.
До заката мы сидели на камнях и любовались видами на Ильмень. Удивлялись, что на воде практически не встречаются суда. Может, былина о гусляре Садко так укрепилась в сознании нашего народа, что отдыхающие предпочитают лишний раз не искушать Ильмень-озеро.

На следующее утро мы отправились в Великий Новгород и менее чем через час уже парковались в самом его сердце. В былинном граде наши пути разошлись. Я со спутницей отправился знакомиться с историческим центром, а наш товарищ пошел прямиком в Новгородский государственный объединенный музей-заповедник, расположенный в кремле. Встретиться условились через пять часов. Сообщаю сразу, что друг наш попал в западню и все отведенное время провел в музее, осматривая внушительные коллекции: рукописные и старопечатные книги, археологические находки, монеты, фонд сфрагистики и фалеристики, декоративно-прикладное искусство, живопись, резное дерево, текстиль, иконографию и оружие.
Мы же за имеющееся в запасе время обошли исторический центр, разделенный на Софийскую и Торговую стороны рекой Волхов. Начали с Торговой части, на которой расположился архитектурный ансамбль Ярославова двора: Никольский Собор с обширными полатями-хорами в западной части здания, восьмиугольная Воротная башня с двумя проездными арками, шесть многовековых белокаменных церквей и аркада Гостинного двора, являющаяся архитектурным обрамлением ансамбля – все блистало белизной. Возле Ганзейского фонтана (говорят, если туда бросить монетку, то капитал вскоре должен приумножиться), а также в тени некоторых деревьев можно было встретить облаченных в старорусские одежды артистов и экскурсоводов, готовых ответить на интересующие вопросы.

От Ярославова двора через изящный пешеходный мост, не забыв сфотографироваться с памятником уставшей туристки и громадным кораблем – еще одним фирменным Ганзейским знаком, мы перешли на Софийскую сторону. За мостом, всего в нескольких метрах от стен кремля, по левую руку раскинулся пляж с детскими площадками, волейбольными полями и кабинками для переодевания. Сперва мы обошли кремль по периметру, обратив внимание на наличие велосипедных дорожек. Нигде на огромных зеленых площадях (будь то парк или глубокий ров) нам не встретились заросли травы и мусор – газон ровно подстрижен, часто с отдыхающими на нем туристами. Кроме того, нельзя было пройти и ста метров, чтобы не наткнуться на какую-то экскурсию, игровую площадку, ярмарку или иное интерактивное событие, привлекающее туристов и напоминающее им: вы здесь нужны, вам рады!
О прогулке по территории самого кремля можно говорить бесконечно долго. За построенными на валу крепостными стенами протяженностью 1487 метров находится самый древний храм России – Софийский собор, памятник «Тысячелетие России», самая древняя из сохранившихся на территории России гражданских построек – Грановитая палата, восемь башен, церкви, звонница и многое другое, что нужно непременно увидеть. Все это казалось сошедшим со страниц сказок. Так, скажем, пятинефный трехапсидный десятистолпный Софийский собор предстал перед нами таким очень плотным, коренастым богатырем. Эта ассоциация у нас родилась в первые секунды.
«
Опасаясь завязнуть в рассказах о достопримечательностях Великого Новгорода, чего избежать совсем непросто, прервем эту тему. К сказанному лишь хочется добавить, что древняя история этого места, связанная с зарождением нашего государства, привлекает сюда множество паломников и туристов, в том числе из других стран. Этот город не обезличен, как многие другие областные центры. В его сердце видна архитектурная целостность, неиспорченная эклектикой. Столица Древней Руси в сравнении с просвещенным европейским Питером, а также модернистской и в то же время какой-то очень советской Москвой – мир совершенно иной. Безвозвратно ушедший, почти мифологический.

Наша поездка в Новгородскую область подошла к концу. На обратном пути разыгралась настоящая буря и, к сожалению, остановиться на еще одну ночевку на Ильмене нам не довелось. Мы возвращались в Осташков и планировали отдых на Селигере. Мечтали провести его так, чтобы не впасть в депрессию от возвращения в не самый благоустроенный город. И нам это удалось. Выручила как всегда наша уникальная природа, глядя на которую приходишь к мысли, что проклятие в легенде об Ильмене и Селигере обернулось для местных жителей спасительным благословением.
Несколько дней мы осваивали байдарку – увлечение для нас совершенно новое. Исследовали близлежащие плесы, сходили на Майскую косу, прошли под железнодорожным мостом до Горбово. Несложные водные маршруты научили нас более или менее уверенно чувствовать себя на воде и открыли для нас новое видение Селигера. По сравнению с ним Ильмень, при всей его живописности и величии, кажется пустынным. Наше же озеро полно жизни.
Байдарка дает ни с чем не сравнимое ощущение близости к воде. При довольно приличной скорости она не нарушает тишину шумом мотора. Кроме того, гребля еще и тело укрепляет. Незаменимое судно!
На этом мое знакомство с Селигером, на берегах которого прожито уже 28 лет, не закончилось. Желание открыть его для себя заново привело меня в магазин с рыболовными принадлежностями, где был приобретен спиннинг и несколько снастей. Удилище взял в руки впервые. Ранее не понимал всех прелестей рыбной ловли и считал уделом скучающих мужиков, скрывающихся от надоедливых жен.
И как же я ошибался! Теперь мне сложно представить более азартное занятие. Правда, азарт возникает, когда клюёт, а в остальное время это настоящая медитация, предметом фокусировки которой является сама природа. Пользуясь случаем, передаю привет более опытным рыбакам, терпеливо объяснившим мне, что к чему, и поделившимся бесценными секретами, вроде: заведи ящичек под снасти и никогда не говори жене, сколько денег у тебя уходит на блесны.
Завершился отпуск как должно – походом. О нем подробно рассказывать не буду. Мы искали место поглуше, но в летний сезон найти стоянку без шумных соседей проблематично. Все живописные берега забиты под завязку. В попытках справиться с этой задачей, наш автомобиль лишился заднего бампера, а затем едва не утонул в реке. Потому рекомендую обзавестись вездеходом или крепким велосипедом с багажником.
Наш край дает поистине огромный простор в выборе вида туристического отдыха. В этом отношении фраза «Время отдыхать на Селигере», которая становится слоганом местного нашего туристического бренда, – справедлива вполне. Хочется надеяться, что то же когда-нибудь можно будет сказать об Осташкове.

Андрей РЯБОЧКИН

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.