Жить и помнить

Опубликовано 31 Янв 2014. Автор:

Хлебом единым!

В минувшую субботу ленинградский блокадный хлеб объединил вместе даже далеких от Дороги жизни осташей.

Семнадцать бойцов клуба «Память», облаченных в форму солдат Великой Отечественной войны, раздали горожанам четыреста паек хлеба весом в 125 граммов.
Среди тех, кому досталась суточная норма хлеба, оказалась настоящая блокадница и гости из Санкт-Петербурга, которых селигерская акция тронула до слез.
А на ребят в шинелях, сапогах и будёновках обратила внимание хозяйка небольшого кафе, оказавшегося в центре событий, Светлана Красикова. Она совершенно бесплатно угостила продрогших на ветру и морозе бойцов горячей пиццей и кофе.
Поставку хлеба для акции, приуроченной к 70-летию снятия блокады Ленинграда, также безвозмездно обеспечил Осташковский хлебокомбинат.

Неврученные цветы
Только за одной дверью из семи осташковских квартир послышались неспешные шаги и раздался голос: «Кто там?».
Получив удовлетворительный ответ, дверь приоткрыла невысокая седовласая женщина, любезно пригласившая в гости неожиданную делегацию из городского Совета ветеранов и военно-патриотического клуба «Память».
– Вы уж извините меня, старушку, за беспорядок в доме, сил теперь только на прием лекарств хватает, да и наведывается ко мне в основном лишь доктор, – попыталась было оправдаться Ольга Петровна Воробьева.
А получив по случаю 70-летия снятия блокады Ленинграда букет январских роз, она расплакалась.
Да и как можно без слез возвращаться в ее родной город военной поры.
К началу блокады Ольге Петровне исполнилось шесть лет. Жили они тогда в районе Таврического дворца, где комендантом работал мамин брат. Он-то на первых порах и снабжал отходами сестру и ее дочку. Но все хорошее рано или поздно кончается. Закончились и отходы из дворца.
Потом все, что можно было есть, мама берегла для Ольги и 15 мая 1942 года сама умерла от голода.
– Хорошо, двери в квартиры ленинградцев военные директивы запрещали изнутри закрывать, чтобы своевременно можно было малолетним детям помочь и трупы забрать. Вот и за мамой солдатики зашли и увезли. Я ее только взглядом у подъезда проводила, но эти страшные минуты на всю жизнь запомнила, – вновь тревожит свое сердце Ольга Петровна, интересуясь, не задерживает ли нас.
Такой вопрос явно не уместен, ведь живых свидетелей войны сегодня можно по пальцам пересчитать. И кто, как не ветераны, могут поведать всю правду о ней.
Более подробно о судьбе Ольги Петровны Воробьевой, чудом выжившей в ленинградскую блокаду рассказано в очерке Галины Букреевой «Дорога жизни Ольги Петровны» («Селигер», №5, 25.01.2013 г.).
Скромный список блокадников Алексея Шевчука привел нас в квартиру одного из домов микрорайона единственного мужчины в нем. Дверь никто не открывал. Пришлось позвонить соседям.
– Да что вы, ребята, дедуля уже как года два назад умер. И квартира его продана!
Тяжело об этом говорить, но в нашей машине остались лежать неврученными целых шесть букетов цветов из семи.
Олег СЕВЕРОВ

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.