Погиб под Сталинградом

Опубликовано 08 мая 2015. Автор:

Коренной осташ Николай Иванович Фомин ушел на фронт в первые дни войны — 26 июня 1941 года. Был командиром минометной роты. Умер в госпитале от раны в живот, полученной в боях за станцию Иловля, что в полутора часах езды от современного Волгограда. Похоронен в братской могиле, за которой ухаживает местная молодежь. Долгое время, практически семьдесят лет, его родные ничего этого не знали. 

Считали, что он пропал без вести. Письма перестали приходить от него в августе 42-го.
В преддверии 70-летия Победы внуки Николая Ивановича попытались найти хотя бы какие-нибудь сведения о своем погибшем деде. Зайдя с помощью компьютера в электронный архив Министерства обороны «Мемориал», они обнаружили интересные сведения о нем. В частности, узнали, что капитан Николай Фомин был ранен, лежал в госпитале, умер там и был похоронен на гражданском кладбище хутора Тракторный Сталинградской области.
Обратившись к военному комиссару Волгограда, родные получили ответ, что похоронен Н.И.Фомин в братской могиле, находящейся на территории школьного парка; сообщались также сведения о возможности посещения захоронения и маршрут, по которому удобно к нему проехать. Теперь родные собираются навестить его могилу – после семидесяти лет неизвестности!
Николай Фомин был участником ещё одной войны – Финской. Однако тогда судьба была более благосклонна к молодому защитнику Отечества: он вернулся с фронта живым. Да и как было не вернуться – в Свапуще, где Николай работал счетоводом, его ждали любимая жена Антонина и сынишка. Но их любовь не спасла капитана Фомина от гибели на другой войне – Великой Отечественной.
«Мой совет тебе – перестань отчаиваться и плакать, ведь это только временное явление», — писал он в одном из первых писем жене. В начале войны так, как Николай, думали многие, люди верили, что война вскоре закончится, а она протянулась на долгих, страшных четыре года.
Такими же долгими и изматывающими были и военные марш-броски: «…Четыре дня тому назад в ночное время мы совершили 42-километровый переход от Калинина в сторону Ржева по берегу Волги». В мирное время такое даже представить страшно – полсотни километров за одну недолгую ночь. А они, ушедшие на войну, совсем недавно тоже были такими же, как сейчас мы, мирными жителями.
«На днях проходил по городу Изюм, в складе видел много охотничьих ружей и велосипедов, большинство разбитых и поломанных бомбежкой – заболело сердце», — поделился переживаниями в письме своим близким Николай Иванович. Выросший в добропорядочной семье, где глава семейства был избран старостой Крестовоздвиженской церкви, имел пекарню, в которой пекли просвиры, а его жена была грамотной особой, которая знала немецкий язык, Николай не мог оставаться равнодушным от увиденного. Впрочем, тогда болели сердца и души не у него одного.
«Паровозы плохие, папу увозят», — плакал пятилетний сын Николая Ивановича, провожая его вместе с мамой на фронт. Это горе маленького человечка больно резануло по сердцу матери. Долгие годы она помнила эту фразу, а когда сын повзрослел, мать рассказала ему об этом, а он рассказал своему сыну Николаю, названному так в честь погибшего на той проклятой войне деда Николая Ивановича Фомина.
Николай Борисович и его супруга Наталия Николаевна связались с директором краеведческого музея районного центра Иловля, где хранятся материалы о страшном бое, в котором был ранен их дед, чтобы узнать ещё какие-нибудь сведения о погибшем.
«Вам «повезло», — сказал он им. И развил далее эту короткую фразу: «В бою за одну только сопку погибло шесть с половиной тысяч человек. Они только прибыли воинским эшелоном и были сразу отправлены в бой. Ваш дед, будучи офицером и командиром минометной роты, поднял солдат в атаку и тут же упал на бруствер, сраженный немецкой пулей. Из госпитальных документов понятно, что он умер в тот же день, когда его ранило. И так как он погиб в самом начале атаки, его тело сохранилось, можно сказать, целым. А дальше было месиво из погибших, особенно на верху этой сопки. Все они похоронены в одной братской могиле, все шесть с половиной тысяч человек».
— Мы сделали на керамике фотографию Николая Ивановича и отправили директору этого музея. Он прислал ответ, что она к 9 мая будет установлена на памятнике павшим за Иловлю, — рассказывает внук Н.И. Фомина Николай Борисович Фомин. – Мы обязательно туда съездим, навестим деда.
— Оказывается, семьдесят лет – не срок, когда очень хочется найти своих погибших близких, — заключает Наталия Николаевна.
В завершение разговора они единодушно выразили пожелание. Такие серьезные бои были под Осташковом, а в городе так мало памятников погибшим. Можно ведь хотя бы старую военную технику установить в местах былых боев.

Галина БУКРЕЕВА
Фото из семейного архива
Фоминых

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.