Железнодорожный путь: нельзя сойти, нельзя свернуть

Опубликовано 08 мая 2015. Автор:

В роковом 41-м вчерашняя школьница стала кочегаром поезда прифронтовой полосы

В преддверии праздника Великой Победы ветеран войны и труда Нина Андреевна Комарова рассказала, как война привела ее на железную дорогу. Ей тогда было 16 лет. Известие о вероломном нападении фашистов она услышала в школе.

– Я родилась в Новгородской области. Было у меня четыре сестры. Отца репрессировали по делу Тухачевского. Он имел неосторожность сказать, что тот хорошим человеком был. В Осташков семья поехала вслед за дедушкой.
Объявление о начале войны я услышала в школе. Заканчивала тогда выпускной класс. В тот же день – 22 июня – нас мобилизовали на рытье укрытий. Это был первый день войны, а на второй я пошла устраиваться на железную дорогу. Там на топливном складе у меня работала мама. Так что, с профессией железнодорожника я уже была немного знакома.
Приняли меня кочегаром на паровоз. К паровозу была прицеплена теплушка, в которой жили три бригады. Пока одна бригада работала, другая отдыхала, а третья занималась бытовым трудом – обед готовила или чем-нибудь. В теплушке была печка. На ней мы и готовили все, что придется. Голодать не приходилось. Паровоз переправлял составы с людьми и различными грузами. В Осташков привозил раненых солдат. Ходили мы по маршрутам на Бологое, Великие Луки и Торжок.
Дома наши бригады бывали два раза в месяц: когда паровоз становился на промывку и техосмотр. В эти редкие счастливые для нас часы мы бежали в баню помыться, встретиться с родными и запастись продуктами. Потом снова к паровозу. Так и жили около него всю войну.
Кочегарами у нас были три женщины, включая меня. Ребятня помогала нам с топкой. Машинистами, конечно, были уже зрелые люди. Топили дровами. Они были тяжеленные, метровой длины. Позже каменный уголь стали давать.
Часто в пути мы попадали под бомбежку, хоть и работали ночью, когда была плохая видимость. И вот идет наш состав. Над головой открытое небо. Вдруг слышим – гудит… Вражеский самолет! А нам куда деваться с движущегося поезда? Страшно было. Слава Богу, все бомбы мимо прошли. А вот многие наши железнодорожники попадали под бомбы.
Так я и работала всю войну кочегаром. Помню, как была счастлива, узнав, что войне конец. После Победы бригаду укомплектовали мужчинами, а я перешла работать в контору депо. Сперва ученицей, а потом начальницей группы учета стала. Считала расход топлива и все экономические показатели для статистики. На этой должности я и проработала до самой пенсии.
В 1957 году вышла замуж. Муж мой тоже железнодорожником был. Сейчас у меня уже двое внуков и правнуков. Зять вот тоже на железной дороге машинистом работал. Железнодорожники меня не забывают. Часто приходят проведать на праздники.
От редакции: Трудовая книжка – свидетельница большой трудовой истории Нины Андреевны. Как истинная железнодорожница, выбрав свой профессиональный путь, она никогда с него не сворачивала. Несколько листов книжки исписано сведениями о поощрениях и награждениях: за стахановскую работу, честное и добросовестное к ней отношение, достигнутые успехи и многое другое. Среди медалей, украшающих белый китель железнодорожницы, есть «За доблестный и самоотверженный труд во время Великой Отечественной войны». Она напоминает о том, какое нелегкое начало было у карьеры Нины Андреевны.

Андрей РЯБОЧКИН

Оставить отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.