Однажды, ровно пять лет назад, рядовой житель осташковской окраины Александр Иванович Баженов уже становился героем моего газетного репортажа. А в эти августовские деньки «Селигер» решил вновь нанести визит вежливости в поистине райский сад бывшего шахтера и железнодорожника. Молодой видеооператор газеты «Селигер» Евгений Крылов тут же прильнул к камере, чтобы лично зафиксировать неимоверную красоту, созданную обычными рабочими руками.

Пока сотни декоративных экзотических растений получают надлежащую порцию солнечной энергии и влаги, Александр Иванович решил поправить прохудившуюся от времени крышу сарая-дровяника. За этой, вовсе не творческой, работой мы и застали его, заранее предупредив о нашем визите.

Александр Иванович со свойственными ему радушием и гостеприимством проводил нас до калитки, ведущей в его общественное детище – летний сад в японском стиле. Когда-то давно, в советские времена, здесь было пастбище для общественного стада.

-Парк этот действительно доступен всем и каждому, особенно для постановочных ландшафтных фотографий, однако на ночь его приходится закрывать, так как не все люди посещают его с добрыми намерениями, — начал наш диалог хозяин этой восточной красоты на 114 километре селигерской широты.

А мы с Евгением Крыловым, словно сговорившись, порадовались, что эта уникальная парковая зона находится в приграничной городской полосе, иначе бы вся эта красота наверняка стала забавой для осташковских недорослей. Входную группу в парк украшают несколько роскошных дубков, любовно окультуренных Баженовым все в том же романтическом духе востока. Ухоженные канавки, мостик, около сотни обихоженных сосенок и других привычных нашему глазу деревьев, только овосточенных Александром Ивановичем, радуют глаз и душу.

-Все здесь подчинено стилю ниваки, что в переводе с японского означает «плывущее облако», — поясняет гостям Баженов.

А я своим коллегам-журналистам уже давно доказываю, что это самое красивое место на карте города Осташкова, только закрытое от широкого круга населения. Отчетливо видно, что мой собеседник эти пять лет времени даром не терял, превращая когда-то совершенно заброшенный заболоченный участок, поросший сорным олешником, в реальный райский сад.

Канавки водосточные по всему периметру прокопали, искусственные холмики сформировали, тонны камня завезли, хранилище для дров в стиле японской башенки сделали, кострище зарыли. Теперь совершенно безопасно для природы можно огонь развести, шашлыка пожарить, — рассказывает Александр Иванович.

-Кронам сосен вы тоже не даете приобретать российский вид?

-Да, сначала подстригаешь, а потом выщипываешь приростки. Отойду в сторону, посмотрю, соответствует ли ветка своему месту или нет. Если нет, то удаляю ее.

Как японцы и китайцы говорят, обрезал сосну – подкорми ее. А у нас тут на участке больше восьмидесяти сосен, где столько подкормки возьмешь! К тому же я не успеваю выщипывать почки сосен и в половине сада, поэтому думаю, весной ликвидировать часть деревьев, а освободившуюся территорию засадить дубами, дубраву заложить!

— А с дубами вы тоже индивидуально с каждым деревом работаете?

-Да я их тоже подстригаю, чтобы они сильно не вытягивались.

-Окашивать такой большой участок тоже, наверное, дело сложное?

-Пока одну половину парка кошу, другая уже зарастает, поэтому процесс этот бесконечный!

Надо заметить, что спонсоров у Баженова нет, все расходы пенсионер берет на себя. Одна косилка сжирает за сезон десятки литров бензина.

Следуем за дизайнером-самоучкой дальше:

-Здесь вот небольшой замок в турецком стиле – многие дизайнеры сегодня увлекаются подобной малой садовой архитектурой. Сад у нас низкий, поэтому и строения маленькие. А вот, например, японский домик двухэтажный.

Биография Александра Ивановича пестрит любопытными фактами и знаменательными событиями. Родился он на Урале, сначала подался на шахты, потом на ударную комсомольскую стройку железной дороги Тюмень-Сургут-Нижневартовск-Уренгой, жил в Крыму, а потом оказался в Харьковской области Украины.

Оценив однажды все «за» и «против», решил вернуться на свою малую родину. Но совершенно случайно осел в Осташкове.

— Шел 1987 год. Наш контейнер с вещами каким-то странным образом выгрузили в Осташкове. Обнаружив ошибку железнодорожников, мы хотели было переадресовать его, но в ответ услышали: «Выгружай или мы его содержимое конфискуем». Вот так пришлось остаться на Селигере. Некоторое время поработали на турбазе «Сокол», но по железной дороге скучал. Однажды поэтому заглянул в отдел кадров ПЧ, где мою трудовую книжку тщательно изучили, пообещав в ближайшую пятницу все вопросы на собрании коллектива рассмотреть.

А уже в понедельник моя жена Татьяна Петровна вернулась из города с ключами от квартиры. А через несколько дней на радостях мы даже козочек купили, — вот так лаконично, с некоторым юморком описал свое путешествие «из греков в варяги» Баженов.

А после выхода на заслуженный отдых он всерьез заинтересовался «чуждой» Осташкову ландшафтной культурой востока, обратив в свою садово-парковую веру и жену. Так вот, без малого двадцать лет, рука об руку, камешек по камешку, кустик к кустику и создают эту невероятную красоту. Причем на участке Баженовых каждый квадратный метр земли равен квадратному метру той самой красоты. Такое можно встретить разве что в лучших домах моды Лондона и Парижа, но никак ни на 114 км Октябрьской железной дороги, который не может распознать даже хитроумный навигатор.

Нет-нет, да и вспомнит Александр Иванович в ходе беседы солнечный и ласковый Крым, где прожил целых шесть лет:

-Конечно, я Крым жалею, потому что вот здесь, например, посадил я виноград, сформировал куст, а этой весной все почки замерзли. Зима-то нынче суровая была. Много ценных декоративных растений у нас погибло. А в Крыму говорят: «Любую палку воткни и она приживется», — с болью в сердце переживает каждую «зеленую» потерю Баженов.

Всю свою «мичуринскую деятельность» осташковский садовод-дизайнер строит при этом на научно-обоснованных правилах, но по разным причинам держится в стороне от интернет-сообщества. С великой радостью, например, прислушался к рекомендациям осташковского педагога-биолога Натальи Алексеевны Савельевой, побывавшей у Баженова в гостях. И все ее практические советы пошли растениям на пользу.

Баженов с интересом следит за телепутешествиями российских ведущих по странам и континентам. Но «западным нравам» предпочитает свои собственные идеи.

Закрыв калиточку общественного сада, переходим в его придомовые владения.

-Вот это магония падуболистная. Это керрия японская, она очень теплолюбивая, прошлой зимой частично вымерзла. А вот дерево, отслужившее свой срок, упавшее, но по-прежнему украшающее сад.

Рядом японский каменный фонарик. Это обычная западная туя, формирую ее крону в форме шара. По соседству с ней можжевельники почвопокровные. Рядом грот, когда-то гроты были в моде, и я вот тоже построил, сейчас он мхом зарастает. Вот это шелковица, южное растение в плакучей форме, я ее приподнял, чтобы она была выше. Она уже отплодоносила.

Рядом казацкий можжевельник (тамариксофолия), татарский можжевельник, китайский чешуйчатый можжевельник (блу-стар). А вот замок. Это первое мое строение, на самом деле клумба для дицентры, она на высоте лучше смотрится. Это пихта корейская благородная, — без запинки, словно заправский ученый-биолог, отвечает на все вопросы гостей Александр Иванович, в мельчайших подробностях рассказывая о характерах, достоинствах и слабостях каждого растения.

Многие из них перекочевали в его владения из элитных питомников по почте. Когда же стали поступать посылки с некачественными саженцами, Баженов стал приобретать их на рынках, в специализированных магазинах, чтобы лично убедиться в жизнеспособности каждого растения. Даже примерно не может он назвать их общее количество. Да и надо ли это? Весной, летом и осенью они все требуют от него пристального внимания и заботы, даря взамен фантастическое буйство красок, запахов и эмоций.

И как тут, гуляя на отшибе Осташкова, не вспомнить крылатую строчку про летний сад любимого всеми Александра Сергеевича Пушкина.
Чтобы замаскировать старенький фундамент своего дома, Баженов изваял на его фоне копию кремлевской стены, которая не только удачно вписалась в зеленое царство дальневосточного перекрестнолистного микробиота, спиреи серой, кипарисовки, сумаха, паласа, горной сосны пумилио, бадана, овсянцы, армерии приморской, пендулы.

-Можно с уверенностью сказать, что некоторые из ваших растений на территории Осташковского округа представлены в единственном экземпляре?

— По крайней мере, такую лиственницу я ни у кого еще не видел, — отвечает на мой вопрос Баженов, продолжая рассказ о каждом уголке своего сказочного сада, об истории каждого строения, по сути дела возведенного из неприглядного никчемного строительного мусора.

-За неимением машины я весь этот хлам на тачке домой возил. Люди встречали меня, спрашивали: «Зачем тебе это?». А когда отходы превратились в экзотические клумбы, интересовались, где я достал такую оригинальную плитку, камень, и по какой цене. Когда же я говорил им, что на городских развалинах, то мне не верили, — возвращаясь на крышу своего сарая, завершает наш диалог Баженов.

А мы, журналисты, еще раз убеждаемся на его примере, как все-таки много может сделать даже один человек, одержимый порой, казалось бы, совершенно невероятной почти сказочной идеей.

Олег СЕВЕРОВ
Фото Евгения Крылова

dofollow { display: none; } .xyz

Добавить комментарий