На долю жителей янтарного Калининграда Натальи Петровны Кияненко и Николая Николаевича Новикова выпало немало серьёзных жизненных испытаний, но они не опустили рук, не утратили душевной энергии. С радостью встречают и провожают каждый прожитый день.

Корни Натальи по материнской линии когда-то давно были заложены на андреапольской земле, поэтому в юные годы она, по дороге домой, периодически лишь пересекала Осташков, мечтая когда-нибудь познакомиться поближе с его достопримечательностями.

Даже когда её отец-военнослужащий получил постоянную прописку в Калининграде, а сама обзавелась семьёй, Наталья не расставалась с девичьими планами. А, когда, спустя время, после смерти мужа судьба свела её с Николаем, наконец-то смогла воплотить их в реальность.

Служебный роман Натальи и Николая завязался совершенно неожиданно, можно сказать, в чисто рабочей атмосфере одного из крупных автотранспортных предприятий Калининграда, где Наталья трудится в бухгалтерии, а Николай колесит по дорогам области на современном автобусе.

Селигерская рыбалка

Став обладательницей двух техникумовских и одного вузовского дипломов, Наталья Петровна почти двадцать лет отработала инспектором налоговой службы, а потом выбрала местечко поспокойней.

Для Николая Николаевича работа водителем стала делом всей жизни. Когда-то он мотался по дальним рейсам на большегрузах, а потом пересел на общественный транспорт. Его общий водительский стаж перевалил уже за сорок лет. И за всё это время о выборе профессии он ни разу не пожалел. Уважения и почёта в коллективе автоколонны Николаю хватает с лихвой.

— Когда-то во времена СССР мои автобусные маршруты пролегали от Калининграда до Гродно, Минска, Бреста, Таллина, Пскова, Вильнюса. То есть, по всем соседним республикам бывшего Союза. Сегодня же они замыкаются в границах нашей области. Таможенные барьеры явно мешают полноценному туристическому обмену государств. Вот мы с Натальей, например, могли бы с удовольствием отправиться на Селигер на собственном автомобиле, но пограничные взаимоотношения стран-соседей не позволяют сделать этого.

И хочешь-не хочешь приходится чуть ли не сутки куковать в Великих Луках до ожидания поезда на Осташков. Обратная дорога требует ещё больших энергозатрат. Мне, например, хочется родных и знакомых селигерской рыбкой побаловать. Наталья десять литров живой черники с сахаром заготовила. Друзья просили святой воды из Ниловой пустыни привезти, да и по мелочам вещей набирается, так что беготня по переходам и перронам вокзалов нам обеспечена, — сетует на издержки современного самодеятельного туризма Николай Николаевич.

На истоке Волги

Кстати, Николай недавно отказался от бесплатной путёвки в Турцию, выделяемой ему автотранспортным профсоюзом. И всё — ради новой встречи с Селигером.

— Первое знакомство с вашим замечательным краем состоялось в 2019 году. Думали, посмотрим разок на Осташков и его окрестности и успокоимся. А вот как вышло! Не успеваем в Калининград вернуться, как уже на следующее лето начинаем планы строить.

— Коллеги по работе подшучивают над Николаем, мол, странный ты человек. Средиземное море на какой-то Селигер променял. А он на них внимания не обращает, и за месяц до поездки свои рыболовные снасти настраивает и пакует, — присоединяется к нашему разговору Наталья Петровна, которая готова и ещё одно ведро спелой черники в окрестностях города набрать. Только вот её спутник жизни при этом постоянно ворчит, считая, что вся щедрость местных лесов и озёр в итоге ляжет на его плечи.

Хотя силы бывшему десантнику не занимать. Он и по сей день с ружьецом и собакой в охотничьих угодьях Калининграда десятки вёрст наматывает. Прибалтийская рыбалка селигерской ни в чём не уступает.

На побережье Балтийского моря

Богаты местные водоёмы отменным лещом, судаком, окунем, сазаном. А вот отвести душу, побыть один на один с мыслями, встретить летний восход солнца, помечтать о крупном трофее Николаю Николаевичу по-настоящему помогает только Селигер. При этом он высказывает немало претензий к капризной Балтике, к своей суетливой и очень ответственной работе. Может быть, именно поэтому ему и хочется порой окунуться в атмосферу девственной тишины, несуетливого раската селигерской волны, тихой русской провинции. И Николай очень благодарен супруге Наталье, которая три года назад буквально выдернула его из бесконечной суеты приморского мегаполиса.

К сожалению, внешний облик Осташкова дарит гостям не только положительные эмоции. Очень переживает Наталья за состояние Евстафьевской, где вдоль отлично отремонтированной улицы выстроилась целая череда унылых развалин. Не может понять она и ценность осташковских беспризорных зарослей травы, кустарника и вековых деревьев. Особенно возмущают её дебри несанкционированной зелени у дома №18 на улице Загородной.

— У вас, что зеленхоза в городе нет? – поддерживает Наталью Николай.

— Зеленхоз-то есть, только денег в местном бюджете на его полноценную деятельность нет, — отвечаю я.

Хотя в принципе наши калининградцы готовы любить Осташков со всеми его недостатками, каковых в городе даже самый привередливый осташ никогда не заметит, потому как по жизни они — большие оптимисты.

Калининград, парк «Юность», «Дом вверх дном»

И ещё один штрих к семейному портрету. Когда Наталья и Николай отправляются на прогулку по берегу Селигера, то непременно берут с собой полиэтиленовые пакеты, в которые собирают мусор, оставленный отдыхающими.

Калининград (до 1946 года — Кенигсберг) сумел же сохранить в первозданной красоте главные исторические и культурные ценности прошлых эпох. В их изобилие удачно вписались и объекты современной архитектурной мысли. Живой интерес у путешественников — гостей города вызывает Кёнигсбергский собор, музей янтаря, Бранденбургские ворота, памятник героям Первой мировой войны, областной театр, местный зоопарк и множество других объектов.

Кстати, в Калининграде, как и в Осташкове тоже есть парк «Юность», встречающий больших и маленьких жителей города, многочисленных туристов различными аттракционами: колесом обозрения, лодочной станцией, 5D-кинотеатром, зимним крытым катком, картингом, батутами, «Домом вверх дном», зонами для прогулок и отдыха, мини-кафе и семейным рестораном, что невыездным осташам даже и не снилось.

А Наталье Петровне и Николаю Николаевичу от лета до лета снятся совершенно другие сны. Прежде всего, наш древний городок Осташков. Они готовы часами бродить по его тихим тенистым улочкам, а в жаркие дни наслаждаться прохладой Селигера, загорать, купаться. В их отпускном рационе всегда прописаны теплоходные, автобусные и пешеходные экскурсии по заповедным местам. Среди них – Нилова пустынь, исток реки Волги, озёра острова Хачин, Житенный монастырь, осташковские музеи.

Съёмное жильё позволяет им поддерживать привычный образ жизни, отказаться от режимного питания селигерских турбаз, самим формировать распорядок дня.

— Вот сегодня, например, Наталье захотелось блинчиков с живой черникой. И часу не прошло, как её мечты воплотились в жизнь, — нахваливает свою половину Николай, строя семейные планы на день грядущий.

А я в какой-то степени завидую этой сладкой парочке, без всякого сожаления меняющей янтарный Калининград и балтийское побережье на старомодный Осташков. Более того, они всерьёз подумывают о покупке здесь квартиры и переезде к нам на постоянное место жительства. Что тут скажешь? Оптимисты!

Олег СЕВЕРОВ
Фото автора и из личного архива героев материала

dofollow { display: none; } .xyz

Добавить комментарий